Hot Rock / Горячий Камень, Грег Иган#

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
  6. 6
  7. 7
  8. 8
  9. 9
  10. 10

1#

Азара отвернулась от собравшихся друзей и семьи и прошла сквозь Отправные Врата. Она пыталась держать взгляд прямо перед собой, но вдруг остановилась и оглянулась через плечо, будто был шанс на последний прощальный жест. Было слишком поздно; никого не было видно. Она оставила своих доброжелателей далеко позади.

Она нервно рассмеялась над плавностью перехода; она не зарегистрировала даже изменения в освещении. Коридор вокруг нее выглядел неизменным, его стены были покрыты той же абстрактной сине-золотой мозаикой, что и тот, в который она вошла, но когда она дошла до конца и свернула направо, она оказалась в стеклянной комнате смотровой площадки, глядя в богатую черноту космоса.

Дверь к звездам был стилем путешествия, который она выбрала. Всего лишь один из десятков декоративных сценариев, которые она могла бы обернуть вокруг незаметного акта путешествия. Никакой двери не было; проход сквозь Отправные Врата был просто жестом согласия, сигналом что она решила начать свой путь. На полпути через врата ее разум был скопирован из процессора, установленного в ее родной плоти, закодирован в гамма-лучи, и передан через полторы тысячи световых лет. В это субъективное мгновение она была перенесена со своего родного мира Хануз на эту станцию, имитирующую вместительную среду обитания на орбите планеты Таллула. Азара действительно вращалась вокруг Таллулы, но и станция и тело, которое она воспринимала как свою собственную плоть, были иллюзорными. Машина, в которой она теперь обитала, была едва ли больше рисового зерна.

Азара прижала ладони к глазам и успокоилась. Если бы она развернулась и прошла обратно через Врата, то без лишних вопросов это бы доставило ее домой. Но три тысячи лет прошло с момента её ухода. Цена была оплачена, и никакие сомнения, никакое поспешное отступление не могло это изменить. Все, что она могла сейчас сделать, это попытаться окупить затраты.

Смотровая площадка не была освещена, но мягкое сияние пола подсветило шаги Азары когда она прошла к дальней стороне площадки и посмотрела на Таллулу. Иллюзорная гравитация станции почти позволила ей почувствовать будто она на твердой земле, будто из горного гнезда она смотрит на восток, в безоблачную ночь, на восходящую луну; новая луна, её серый диск освещен только звездным светом.

Но она знала что не важно как долго она будет ждать, рассвет не покажется на краю этого диска; ни полумесяца, ни полоски света не появится. У Таллулы не было звезды. Она была сиротой как минимум миллиард лет, неуправляемо дрейфующая через галактику. И все же далекие астрономы предположили - и инструменты здесь и сейчас подтвердили - что поверхность была наполнена текущей водой. В холоде межзвездного пространства даже атмосфера должна была замерзнуть до состояния осадка из твердого азота и диоксида углерода, но вместо этого долгая ночь планеты была жива мягким ветерком над морями освещенными светом звезд.

"Салам! Ты должно быть Азара!" - высокая, улыбающаяся женщина прошла по площадке, протягивая руки. "Я Шельма". Они кратко обнялись, как Азар бы обнялась встречая кого-то впервые на далеком Ханузе. Внешний вид Шельмы и ее общее фонетическое имя не было совпадением; ради взаимного понимания станция переводила каждый вид, каждое слово, каждый жест который происходил между ними.

Шельма повернулась к пустому серому диску, и ее глаза загорелись от удовольствия. "Это прекрасно!", воскликнула она.

Азара чувствовала себя немного глупо из-за того что не успела как следует рассмотреть планету. Поверхность Таллулы должна была излучать свет в дальнем инфракрасном спектре, но атмосфера была практически непроницаемой на этих частотах, так что простейший способ увидеть детали это увеличить чувствительность к обычному видимому спектру. Она пожелала изменение - и станция услужила, будто ее глаза были настоящими.

Океан сверкал в звездном свете. Два широких континента делили нижнее полушарие. Длинные горные хребты, огромные пустые равнины и просторы загадочной растительности раскрашивали безтеневую землю.

"Это прекрасно", сказала она. Однако каждый мир имел собственную особую красоту, и Азара не пожертвовала бы тремя тысячами лет чтобы просто посмотреть даже на самый восхитительный пейзаж.

Когда Таллула впервые показалась в телескопических исследованиях, задолго до рождения Азары, люди быстро поняли что лучший шанс посетить планету появится когда она пройдет удачно близко к воображаемой линии, соединяющей далекие системы Хануз и Бахар. Если два мира объединят свои усилия и запустят зонды одновременно, то по достижении цели два аппарата смогут затормозить друг друга, и сэкономить огромное количество топлива, нужного для замедления.

В соответствии с планом, Мологат 1 и 2 были отправлены в путь, запущенны чтобы встретиться у Таллулы и слиться в сложных электромагнитных объятьях. Но потом новости достигли Хануза что Бахар не доверит миссию неодушевленным роботам: путешественник будет следовать за Бахарским зондом, чтобы проснуться внутри объединенной Станции Мологат и надзирать за исследованием планеты-сироты.

Ни один коренной житель не покинул Хануз за тысячелетия, и люди Азары не были настолько искалечены гордостью, чтобы отсутствие их собственного представителя было бы недопустимым. Программа, которую они послали с Мологатом 1 была вполне способна отстоять их интересы на этой миссии; они могли бы просто проигнорировать Бахари и их чужеродные способы без преуменьшения собственного наслаждения от грядущих открытий. И все же, волнение распространилось по планете, шокированный шепот: Один из нас мог бы отправиться, мог бы быть там, мог бы пережить все это лично.

"Миллиард лет в глубоком космосе", восхитилась Шельма, "и не видно ни айсберга."

"В это сложно поверить", ответила Азара. Бесконечная ночь на Таллуле могла бы сравниться с разгаром лета на Ханузе.

Планета была лишена своего солнца. За миллиарды лет распад долгоживущих радиоизотопов мог бы выдать достаточно тепла чтобы держать ядро расплавленным - но даже при избытке парниковых газов для сохранения тепла, это не могло объяснить температуру на поверхности Таллулы. Каким бы теплым ни было её сердце, её кожа уже должна была почувствовать холод.

Мологат находился на орбите Таллулы три года до их прибытия, и теперь Азара вникала в результаты наблюдений. Никаких очевидно рукотворных структур не было видно на поверхности, но слабый поток нейтрино исходил из глубин планеты. Спектр нейтрино не соответствовал распаду каких-либо известных радиоизотопов, естественных или нет; и он не соответствовал сигнатурам ядерного синтеза или распада. Кому-то пришлось много поработать чтобы согреть эту сироту, но было не ясно как они сделал это - и невозможно сказать были ли они все еще здесь.

"Как ты думаешь?", Азара спросила Шельму. "Кто-нибудь дома?"

"Люди посылали сигналы на Таллулу в течении тридцати тысяч лет," ответила Шельма, "и никто не пискнул в ответ. Так что они либо мертвы, либо решительные отшельники."

"Если они хотят, чтобы их оставили в покое, то мы не имеем права беспокоить их." Азара надеялась что это заявление было излишним, но она хотела чтобы основные правила были абсолютно ясны.

"Конечно," согласилась Шельма. "Но если они настаивают на том, чтобы играть мертвецов до совершенства, то все что они получат это права мертвецов. Которые, хотя и не малы, но несколько ограничены."

Существовало всеобщее согласие, что после того как цивилизация вымирает - не просто мутирует во что-то новое, но не оставляет разумных наследников вообще - то её история переходит в общее наследие, которое каждый имеет право исследовать. Если суверенитет действительно перестал быть проблемой, Таллула определенно стоила изучения. Десятки тысяч планет-сирот были найдены в прошлом, но всего несколько десятков имели следы обитания, и эти миры не имели ничего кроме печальных руин погребенных в вечной мерзлоте. В век Амальгама - мета-цивилизации, которая теперь охватила галактику - вымирание целого мира было невообразимым; если катастрофа не могла быть предотвращена, то люди с цифровыми образами могли быть эвакуированы за секунды, и даже те кто выбрал чисто биологический режим существования могли быть просканированы максимум за несколько дней.

Население Таллулы, видимо, были на полпути. Когда некое космическое несчастье выбросило их из звездного очага, они не хотели или не желали эвакуироваться. Но они не бездействовали пока воздух вокруг них падает на землю как снег. Пойманные в ловушку или упрямо решившие выдержать катастрофу, они нашли способ выжить. Если с тех пор они пали жертвой какой-то иной трагедии, или просто сдались под натиском времени, то Азара не видела неуважения в раскапывании их секретов. Их достижения выдержали миллиард лет; они заслужили признания и понимания.

2#

Мологат находился на осторожной орбите в сто тысяч километров от Таллулы, но он отправил рой микрозондов на меньшие, более быстрые орбиты разных наклонностей, обеспечивая полное покрытие поверхности. Если и существовало подозрение, что нагревание поверхности могло быть вызвано каким-то странным естественным процессом, то подробная съемка положила этому конец: температура не только изменялась по широте, уменьшаясь к полюсам планеты, но по наблюдениям было заметно что температура проходила через трехмесячные циклы, имитируя сезоны. Это ностальгическое эхо давно потерянной околозвездной орбиты было настолько очевидным, что Азара удивилась почему они установили источник тепла внутрь планеты, вместо запуска искусственного солнца.

"Это не только дало бы им солнечный свет над головой", высказывала она свое предположение Шельме, по мере того как они исследовали библиотеку Мологата, "они так же могли бы сохранить привычный суточный ритм". Тепло исходящее из глубин быстро бы размыло настолько короткий цикл как типичный планетарный день.

"Эффективное микросолнце требует много лишней работы - необходимо потрудиться, чтобы его энергия не убегала в космос." сказала Шельма.

"Действительно." ответила Азара.

"И кроме того, возможно они сомневались", добавила Шельма, вытаскивая из стопки схему, показывающую анимированную модель погодных условий на Таллуле. "Они были на грани потери одного солнца. Вероятно они предпочли держать свой источник энергии под землей, а не рисковать разлукой с новым солнцем."

"Да. И все же, любопытно что они приспособили биосферу под такое радикальное изменение - тепло из глубин, заменяющее солнечный свет - но оставили сезоны".

Шельма улыбнулась. "Дни, сезоны, необходимо иметь хоть что-то. Люди сходят с ума без перемен." И она, и Азара решили сохранить свои цикла сна, и теперь их программы следуют инструкциям их наследственного фенотипа. Но Азара знала что предки Бахари вели ночной образ жизни; то, что Азара воспринимала как ночь, станция показывала как день для Шельмы, и наоборот.

Азара достала карту плотности растительности. Используя методы синтезированной апертуры, микрозонды смогли разглядеть детали на поверхности Таллулы примерно до одной десятой метра, и даже с таким грубым разрешением они идентифицировали тысячи разных видов растений. Спектроскопия не могла распутать детали биохимии с орбиты, но биосфера очевидно была анаэробной и на основе углерода. Растения синтезировали углеводы, но не выделяли кислород.

Шельма развела руками и посмотрела на коллекцию данных вокруг них. "Всё здесь открыто для интерпретации. Нам придется совершить посадку чтобы продвинуться дальше".

"Я согласна", Азара нервничала, но решение принесло облегчение. Она была рада что ей не пришлось лететь настолько далеко только чтобы обнаружить что Таллула была населена отшельниками, и не было другого выбора, кроме как оставить их в покое.

"Вопрос, тогда, в том, как мы хотим это сделать", сказала Шельма и стала перечислять варианты. Они могли бы разбрызгать споры нанороботов по поверхности, а потом просто сидеть и ждать пока армия роботов-насекомых обыскивает планету. Или они могли бы покинуть Мологат и отправиться на поверхность сами, различными способами. Или они могли бы скомбинировать два варианта,
делегировав большую часть исследования нанороботам, но в то же время находясь в гуще событий.

Азара выучила все эти методы перед отправкой, но Шельма звучала слишком пренебрежительно для простого изложения теоретических знаний. "Ты уже делала такое раньше, не правда ли?"

"Десятки раз". Шельма задумалась. "Ты впервые покинула свою систему?"

"Да". Это не было удачной догадкой; все знали о нехватке путешественников с Хануза. "Это трудно для нас", Азара объяснила. "Оставлять всех, кого мы знаем, на сотни лет. Вы не против так делать?"

"Наши предки были одиночками часть своего жизненного цикла", сказала Шельма, "и социальными в остальное время. Теперь мы гибкие: мы можем переключаться между этими режимами по желанию. Чего я не понимаю, так это почему вы не путешествуете группами. Это могло бы все упростить".

Азара засмеялась. "Я знаю людей которые так делают, но наши социальные связи настолько запутанные, что сложно найти действительно автономную группу - не говоря уже о группе в которой все могут согласиться на едином направлении. И даже если они достигнут согласия, то больше шансов что они эмигрируют, а не съездят и вернутся домой".

"Понятно".

"В любом случае, забудь о Ханузе. Нам нужно принять решение". Азара не собиралась сидеть без дела в Мологате пока роботы на поверхности развлекаются, но существовали ограничения на то, как далеко она могла зайти просто чтобы покопаться в грязи. Если бы она реконструировала свое собственное тело на поверхности, модифицировав его для выживания в местных условиях, то она бы провела всё время в поисках еды.

В Мологате осталось всего несколько микрограмм изначальной антиматерии; из нее можно сгенерировать несколько сотен мегаджоулей, и их было бы достаточно для скромных потребностей станции, но воровство этой энергии ради шестидесяти-килограммового бегемота было бы безумием; Азара могла бы сжечь эту энергию за месяц. Если бы Таллула имела достаточное количество дейтерия, то она могла бы запитать свое тело за счет холодного синтеза. Но нужный изотоп был здесь редкостью.

"Что если мы встроим высоко-скоростной процессор в одно из исследовательских насекомых?" Азара предложила. "После чего загрузимся в него. Мы увидим мир своими глазами и сможем принимать решения в режиме реального времени, но мы не потратим энергию зря и не оставим большой след". Если окажется, что Таллула населена, то их отношение к нам как к друзьям или как к врагам, может зависеть от чего-то настолько простого, как количество использованных нами ресурсов и навязчивости нашего физического присутствия.

Шельма обдумала предложение. "Такой же хороший выбор, как и любой другой", сказала она.

3#

Азара придержалась своей метафоры Отправных Врат, и прошла через "шлюз" из Мологата в робота-насекомого, будто он был пристыкован к станции. Позабавленная концепцией Шельма последовала за ней, но она не удержалась от легкого упрека. "Бедный шарик даже не заслуживает упоминания?"

Азара содрогнулась. "Пожалуйста, от высоты у меня кружится голова". Только гамма лучи имели пропускную способность достаточную чтобы передать их программы в разумные сроки, но гамма лучи не могли проникнуть глубоко в атмосферу планеты. Поэтому наноботы на поверхности построили небольшой шар наполненный водородом, и он поднялся достаточно высоко в стратосферу чтобы получить передачу и записать данные в плотно закодированную молекулярную память. После чего шар сдулся и спустился.

Внутри насекомого Азара построила станцию походившую на палубу с прозрачным куполом, которую она видела в туристическом самолете на Ханузе. Шельма видела бы совсем другое окружение, но по крайней мере за лобовым стеклом они обе наблюдали одинаковый вид на джунгли; зрение Шельмы всегда находилось в далеком инфракрасном спектре, и теперь Азара решила соответствовать ей.

Насекомое сидело на широком плоском листе, одном из десятков листов прорастающих из тонкого ствола. Вены листа светились теплотой сока, и горячий туман поднимался от пятнистых шестигранных пор которые покрывали его поверхность. Когда Азара посмотрела на небо, звезды были едва заметны сквозь туман.

Исследовательские наноботы уже облазили все растение и начали декодировать его странную биохимию. Сок концентрировался в листьях и остывал через испарение, после чего закачивался вниз, к корням, где он разбавлялся в камерах с пресной водой. Увеличение энтропии, вызванное разбавлением, позволяло ферментам сока поддерживать эндотермическую реакцию, поглащая тепло из земли и синтезируя сахар из растворенного углекислого газа.

Наследственным репликатором растения был углеводный полимер, известный как Ц3. Он был найден на многих мирах. Создав базу данных из достаточного количества видов, они смогут начать попытки построить эволюционное древо, а так же поискать следы технологического вмешательства.

Азара взялась за штурвал и под её управлением насекомое перелетело на другое растение, маленький куст с листьями похожими на теплоотводящие радиаторы. Они приземлились на ветку, а наноботы забурились под землю и брали образцы корней.

"В этом не так много сока", заметила Шельма. "Листья выглядят как ворсистые коврики. Тут нет пор, нет испарения."

Азара посмотрела на дисплей с результатами исследований наноботов. Длинные, волокнистые структуруы бежали от листьев к кончикам корней. Они были набиты переплетающимися полимерами. В некоторых волокнах полимеры были богаты свободными электронами; в других были отверстия и дефицит электронов.

"Термоэлектрическая диффузия?" Азара предположила. Электроны и отверстия могут проводить тепло из земли к листьям, создавая электрический потенциал, который в свою очередь может быть использован для химических реакций.

По мере того как поступали детали, подозрения подтверждались. Растение было живой термопарой, с теплоносными токами внутри полимеров и с ферментами синтезирующими углеводы.

Термопарный куст не имел доступных питательных веществ над землей, так что Азара перелетела обратно на куст энтропии и воткнула хоботок насекомого в вену растения и вытянула полный бак сладкого сока. В атмосфере не было свободного кислорода, который мог бы помочь усваиванию сахара, но как и само растение, их робот мог использовать ионы нитрата в соке как окислитель, выделяя аммиак в процессе. Исследовательские наноботы все еще охотились за организмом ответственным за создание нитратов.

"Так где все насекомые? Где животные?" сказала Шельма. В джунглях пока ничего не двигалось.

"Возможно у Нагревателей Земли не было времени подправить животных для новых условий", Азара предположила. "Если они были близки к выбросу из своей солнечной системы, то их приоритетами были новый источник энергии и источник еды, который мог бы использовать эту энергию. Старые животные вымерли, и у них не хватило духу попытаться создать новых".

"Возможно", признала Шельма. "Но разве первая реакция на перспективу потерять солнце - это не построить несколько куполообразных ковчегов; герметичные среды обитания с искусственным теплом и светом, которые могли бы сохранить первоначальную окружающую среду, и как можно большую часть первоначальной биосферы?"

Азара ответила, "После чего они бы могли неспешно модифицировать животных и растения, и выпускать их из ковчегов чтобы они могли жить на новом источнике энергии. И все же, возможно они начали с растений, но не пошли дальше".

Исследовательские наноботы набрали достаточное количество цепочек Ц3, и когда данные достигли количества необходимого для значимого сравнения, стало ясно что геномы растений были натуральными, не спроектированными. Даже гены ответственные за постройку потрясающе техноподобной термопары имели такую же беспорядочную, инкрементальную структуру как и остальные гены.

И еще удивительнее - генетический анализ указывал на общего предка всех растений, жившего всего сто миллионов лет назад, спустя много времени после того как Таллула осиротела.

По мере того Азара просматривала описания полимера Ц3 с других миров, извляекая данные из библиотеки Мологата, она поняла что через пару часов станция зайдет горизонт. Временная задержка сообщений уже была обременительной, и перенаправление сигналов через микрозонды вокруг Таллулы только ухудшит ситуацию.

"Нам следует скопировать библиотеку станции", она предложила Шельме. Библиотека была намного больше чем их персональные программы, и в их насекомом было недостаточно места, но по крайней мере они могли бы спустить библиотеку в стратосферу, сделав данные более доступными чем с далекой орбиты Мологата.

Шельма согласилась. Они указали наноботам подготовить шар к новому полету, а затем продолжили исследовать джунгли.

Как и во многих сообществах растений, тут существовала конкуренция за доступ к небу, но заключалась она в теплоотдаче, а не в поимке солнечных лучей. У самых здоровых растений корни уходили глубоко в землю, и их листья были подставлены темноте космоса. Быть пойманным в слишком теплом закутке, быть приговоренным к месту с равномерной температурой, было фатальным. Единственным исключением из этого правила были паразиты; вампирические лианы, оплетающие стволы, ветки и листья; колючие шипы закрепляли их к жертвам и вытягивали питательный сок.

По мере того как они пробирались через джунгли, наноботы собирали новые данные, которые только подтверждали их изначальное заключение; местная жизнь была полностью натуральной, и относительно новой.

"Полагаю Нагревателям Земли не пришлось ничего проектировать, чтобы жизнь смогла приспособиться к новым условиям", предположила Шельма.

"Хочешь сказать что все это время тут существовали виды, которые эксплуатировали термальные градиенты?", Азара нахмурилась. "Как они могли эволюционировать для такого? Одна клетка никогда не сможет сделать это в одиночку; нужен определенный минимальный размер, чтобы получить доступ к полезной разнице температур".

"Я не говорю, что его использовали самые первые формы жизни", Шельма ответила. "Они могли полагаться на хемосинтез, извлекая энергию из вулканических газов или богатых минералами гейзеров."

"Действительно". Так началась собственная родословная Азары, еще на Земле; фотосинтез появился намного позже. "Таким образом, они выросли до определенного размера использая хемосинтез, а затем обнаружили, что могут переключиться на термосинтез. Но это было задолго до того, как Нагреватели Земли эволюционировали, так что же держало поверхность такой горячей все это время?"

Шельма обдумала вопрос. "Нагрев приливными силами? Что если Таллула вращалась близко к холодному красному карлику, или даже бурому карлику? С таким слабым светом, приливное нагревание могло быть намного более мощным источником энергии чем фотосинтез".

"Но это не может длиться долго", Азара возразила. "В конечном итоге планета окажется приливно заблокированной". Энергия, используемая для растяжения и сжатия породы, нагревая ее внутренним трением, в конечном итоге будет извлечена из вращения Таллулы, замедляя скорость её оборота, пока продолжительность дня не совпадет с годом и одно из полушарий не повернется к солнцу навсегда.

"В итоге, да. Но что если Нагреватели Земли эволюционировали прежде чем это произошло? Они бы столкнулись с медленным, предсказуемым упадком своих источников энергии на протяжении тысячелетий. Поэтому вместо того, чтобы отчаянно реагировать на внезапную катастрофу, они могли бы потратить столетия на совершенствование замены", ответила Шельма.

"И выброс из их системы произошел гораздо позже, но к тому времени им уже ничего не нужно было делать. Они бы уже сделали себя независимыми". Азара засмеялась, обрадованная. Искусственные сезоны и изменение температур в зависимости от широты по прежнему имело смысл; приливное нагревание было бы сильнее на экваторе, а на высоких широтах на нем бы сказались сезонные изменения в угле между осью планеты и направлением приливных сил.

Однако эта элегантная гипотеза не объясняла, почему растения здесь такие молодые. Она также не проливала свет на то, что именно сделали Нагреватели Земли для достижения своей независимости.

Шар для приема данных был снова в стратосфере. Прежде чем Мологат пропал за горизонтом, Азара запросила у станции копию библиотеки.

Пока Азара проверяла клонированную библиотеку, прибыло сообщение от нанозондов. В тысячах километров отсюда что-то взорвалось на дне океана и выбросило в небо несколько миллиардов тонн воды.

Азара повернулась к Шельме, в своем разуме все еще смотря видение со спутника. "Что происходит? Поломка с источником тепла?". Для системы которая выжила миллиард лет, такая осечка была значимой; извержение уже находилось высоко над атмосферой, пар превращался в лед, будто кометный удар в обратном порядке.

Шельма нервничала. "Мологат не видел вулканизма где-либо на планете за последние три года. Думаешь мы кого-то разозлили?"

"Если так, то почему мы все еще живы? Земля под нашими ногами не взорвалась". Шар очевидно не был целью, и ни один из нанозондов не пострадал - и хотя водный заряд двигался в направлении Мологата, он не достал даже близко. Но Азара попыталась установить контакт со станцией, и нанозонды передали что она не отвечает.

"Не торопись с выводами. Мологат мог наложить запрет на коммуникацию; если он думает что подвергся атаке, то он сменил орбиту и старается не делать ничего, что может выдать его позицию".

Азаре стало плохо. "Ты думаешь что гамма-трансмиссия до шара была принята за акт агрессии?". Ничего не случилось когда она и Шельма прибыли на поверхность таким же способом, но их передача была короче, и пришла почти вертикально. Второй луч прошел близко к горизонту, и имел более длинный путь через верхние слои атмосферы - что могло сделать его более заметным, и облегчить отслеживание его источника.

За ближайшие минуты нанозонды доложили о еще шести извержениях, из подводных точек разбросанных по всей планете. Азара не видела в этом смысла; эти гигатонны воды поднимались примерно на тысячу километров, к орбитам. Но если они предназначались как оружие, то на кого они были нацелены? Микрозонды находились гораздо ниже, а Мологат был в сто раз дальше. Прямое попадание твердым айсбергом могло бы нанести огромный урон любому нарушителю, но эти сверкающие снежки даже не держались вместе; Таллула окутывала себя тонким ореолом из крохотных кристаллов льда.

"Это не нападение!", заявила Азара. "Они не думают что находятся под атакой. Но они заметили гамма-лучи и подумали: антиматерия. Они боятся что летят в облако антиматерии. Льдом они проверяют её наличие".

Шельма обдумала это. "Думаю ты права. Они зафиксировали вспышку опасного излучения и пришли к выводу, что это был естественный источник."

Неважно, что в галактике не было естественного и мощного источника антиматерии; если бы вы провели миллиард лет в космосе, не встретив другую цивилизацию, то небольшое облако антиводорода казалось бы гораздо более вероятной гипотезой, чем пришельцы, использующие протон-антипротонные гамма-лучи для связи.

"Значит, они до сих пор не знают, что мы здесь?", спросила Азара. "Все наши радиосообщения ни к чему не привели. Что мы должны сделать, чтобы нас заметили? Нарисовать бинарные цифры Пи в стратосфере?"

"Я бы не советовала", ответила Шельма. "Но мне даже не ясно, есть ли кто-нибудь дома; это может быть просто неодушевленное устройство, пережившее создателей, которых оно должно было защищать"

Водные ракеты остановились; отсутствие ответной вспышки излучения видимо дало понять, что антиматерии рядом не было, или она была слишком рассредоточена, чтобы представлять угрозу.

Азана снова попыталась вызвать Мологат, но он все еще не отвечал. "Должно быть они задели его", она сказала. "Должно быть они запустили что-то маленькое и быстрое, и сбили его еще до того, как начался ледяной шторм". Она чувствовала онемение. Больше никаких Отправных Врат.

Шельма ободряюще коснулась ее руки. "Он все еще может ответить. Но даже если он уничтожен, то мы не тут застрянем".

"Нет?", спросила Азара. Нанозонды не имели достаточно энергии для межзвездной передачи, или даже достаточно материалов чтобы построить нужное оборудование. И шар для получения трансмиссий не мог их никуда отправить; их обратный путь на Мологат включал в себя зеркало на шаре, отражающее гамма-луч, который должен был придти с самой станции.

Азара упала в кресло. Как она вообще могла представить, что сможет отправиться на полторы тысячи световых лет будто был пустяк? Теперь не было магических врат, ведущих домой. Только четырнадцать квадриллионов километров вакуума.

"На планете у нас достаточно ресурсов", сказала Шельма.

Азара потерла глаза и попыталась сконцентрироваться. "Это правда". Со временем, нанозонды могут построить практически всё - им даже не придется связываться с базами на Ханузе или Бахаре; они могут просто присоединиться к сети Амальгама. Однако, ближайший сетевой узел был в сотнях световых лет; устанавливать такой далекий сигнал было пугающей перспективой. "Можем ли мы сделать это с земли?", спросила Азара.

"Ну... мы могли бы построить радио-тарелку с диаметром в несколько километров", Шельма ответила, невозмутимо. "Учитывая соотношение сигнал-шум и подходящий алгоритм коррекции ошибок, для завершения передачи может потребоваться всего два или три столетия".

Азара поняла проблему. "Ладно. Лучше построить рельсовую пушку и запустить передатчик на орбиту. Но даже если мы сможем обеспечить энергией пушку, то чем мы зарядим передатчик? У нас нет антиматерии, на планете практически нет дейтерия; мы попробуем построить водородно-боровый термоядерный реактор?".

Антиматерия была самым эффективным способом генерации гамма-лучей - и, несомненно, самым легким источником энергии, подходящим для запуска на орбиту. Но одна мысль о создании даже нескольких микрограммов антиводорода, не имея в распоряжении ничего кроме растительных углеводов, сделало идею Шельмы о гигантской радио-тарелке относительно хорошей идеей. Система защиты Таллулы была немного глуповатой, но трудно было представить ускоритель частиц, работающий на древесине.

"В чем смысл этой передачи?" с горечью спросила Азара. "Прибыть домой с пустыми руками, без ценных новостей? Если до этого дойдет, то я бы предпочла восстановиться из бекапа".

"Я бы тоже", сказала Шельма, "но я думаю ты кое-что упускаешь".

"Разве?"

"Ценные новости", ответила Шельма, "и источник энергии, который нам нужен чтобы послать эти новости - одна и та же вещь. То, что держит планету теплой, находится всего в нескольких километрах под нашими ногами. Если мы сможем добраться до источника, изучить его, понять и воспользоваться им, то у нас будет и средство, чтобы вернуться домой, и причина".

4#

Несколько километров под нашими ногами оказалось просто обнадеживающей формулировкой; от того места, где они стояли, фактическое расстояние составляло двадцать семь километров. Нанозонды построили несколько роботизированных кротов, питающихся от длинных термоэлектрических жил, и отправили их в путь. Они должны были добраться до источника тепла примерно за двести дней.

Океаническая кора местами была гораздо тоньше, согласно подсчетам Азары. Непонятно, будет ли в воде какая-либо еда для их насекомого, но она подумала что стоит это выяснить. Шельма согласилась, и они направились к берегу.

Насекомое двигалось быстро, со средней скоростью тридцать километров в час, но когда они достигли края джунглей, пища стала более скудной, а окружающие растения - менее питательными. Летя по плоской, монотонно светящейся саванне, Азара мечтала о восходе солнца, которое прогонит вечную ночь. Но она боролась с тоской по дому и пыталась найти красоту в этом перевернутом мире.

Другие исследовательские насекомые уже разошлись веером из дюжины мест, куда попали их споры. Они строили схему геохимии континента. Предварительный анализ данных показал, что поверхность находилась над уровнем моря всего лишь около четверти миллиарда лет.

"До этого, возможно, тут вообще не было суши", предположила Шельма. "Это бы объяснило почему местная экосистема такая молодая".

"Так куда же делать вся вода?", удивилась Азара. "Возможно их детектор антиматерии поднимает ложную тревогу слишком часто". Тот относительно скромный объем воды, за выбросом которого они наблюдали, в основном прольется дождем обратно на планету.

"Столкновение?", нахмурившись спросила Шельма. "Нет, шансы слишком малы встретить тут нечто достаточно большое". Текущая оценка галактической орбиты Таллулу предполагала, что за последний миллиард лет она даже не подходила к облакам Оорта других систем.

Они достигли берега. Волны мягко плескались у безжизненного пляжа; инфракрасное сияние безмятежного океана напомнило Азаре о жидком металле, но если бы она была в своем теле то эта вода послужила бы роскошной теплой ванной.

В волнах они нашли только одноклеточных существ, выживающих за счет жидкого супа из органических остатков. Они отлетели от берега на километр, и взяли другой образец, отослав нанозонд на несколько сотен метров вниз. Здесь суп был гуще; после небольшой модификации их насекомое сможет его использовать.

Примерно в шестистах километров от берега была впадина, где загадочный источник нейтрино находился всего в километре под дном океана. Они отправились в путь над волнами, останавливаясь каждые несколько часов чтобы нырнуть и пополнить запас топлива.

Каждый раз, когда они погружались в воду, Азара замечала напряжение Шельмы. Она задавалась вопросом, уместно ли комментировать это; если бы она смотрела на истинный облик Шельмы - тело с пятью конечностями и пятью хвостами, будто кошка пойманная в калейдоскоп - она бы не смогла отличить спокойствие от ужаса. И все же, станция не читала чувства Шельмы, она просто переводила информацию, которую Шельма решила сделать публичной.

Они уже подлетали к впадине, и Азара наконец решилась сказать. "Ты не должна этого делать, если не хочешь". Впадина была глубиной в три километра; если Шельма сохранила примитивный страх утонуть, то Азара не желала наблюдать её страдания. "Мы можем разделить процессор, и ты останешься наверху", сказала она.

Шелма покачала головой, немного озадаченная предложением. "Нет, я пойду с тобой. Но сначала я хочу скачать столько библиотеки, сколько влезет в насекомое".

"Ох", теперь Азара поняла; эмоции её напарницы не имели ничего общего со страхом Бахари намочить мех. Оказавшись под водой, они потеряют контакт со всеми устройствами, включая атмосферный шар и его библиотеку.

Шельма установила связь с библиотекой и пыталась определить набор данных, который поместился бы внутри их насекомого, но не оставил бы их неподготовленными перед лицом серьезной проблемы или возможности. "Я не хочу встретить Нагревателей Земли и обнаружить что мы не можем даже понять их язык!", сказала Шельма.

"Если они такие умные, то пусть разбираются в нашем", ответила Азара. Но опять же, если они прожили миллиард лет на дне океана, одни, в изоляции, то было бы неразумно ожидать от них продвинутого навыка коммуникации.

Хануз не посылал путешественников в галактику сто тысяч лет, и это было достаточно долго. И хотя Таллула была заманчивым пунктом назначения, Азара покинула дом не только ради секретов планеты-сироты, но и ради того, чтобы снять проклятье. Когда подошло время присоединиться к миссии Мологата, она думала: Если мы не сделаем этого сейчас, то дальше будет только сложней. И она наконец перестала ждать что добровольцем вызовется кто-то другой.

Шельма объявила что закончила выборку данных, но затем передумала и вернулась к интерфейсу. Азара подумала о своей пра-пра-правнучке Ширен, с трудом собирающей вещи для ночной поездки. Когда Азара вернется домой Ширен будет древней, все её игрушечные животные останутся в далеком прошлом.

"Ну вот и всё", заявила Шельма. "Мы готовы ко всему". Её аватар тяжело дышал, и Азара могла представить как бриз случайных навыков и фактов играет в ее разуме, напитывая клетки информацией, прежде чем соединение с библиотекой прервалось.

"Я могла бы сделать себе амнезию, если тебе нужно немного больше места", Азара предложила. На секунду Шельма выглядела соблазненной, но потом устало улыбнулась шутке.

Азара взяла штурвал и насекомое нырнуло под волны.

Их инфракрасное зрение не потеряло здесь свою пользу; они настроились на длину волны немного короче, чем пиковое тепловое излучение вокруг них, и могли видеть тени, отбрасываемые ближайшими объектами на фоне свечения более теплой воды внизу. Они дополнили свое зрение периодическими вспышками сонара, и смутные тени стали трепещущими длинными вертикальными лентами. Они дрейфовали в течении, но сохраняли свою ориентацию. Азара послала вперед нанозонды, и те обнаружили что ленты были набиты крошечными плавучими камерами, которые обменивались газами в комплексном цикле, выжимая несколько микроватт из разницы температур. Полимер Ц3 в ленточных водорослях оказался близким родственником наземных растений; вероятно этот полимер изменился очень мало, по сравнению с их общим предком.

Пятьсот метров вниз, и они увидели первых животных: маленькие, сегментированные черви длиной около миллиметра, питающиеся ленточными водорослями. Исследовательские нанозонды откусили от червей несколько клеток для анализа. Азара наблюдала за поступающими данными, и чувствовала дезориентацию сравнимую с моментом транспортировки на Мологат. Черви не имели Ц3 в своих клетках; они были связаны с травой, которую жевали, не больше чем Азара была связана с Шельмой. Их репликатором был полипептид П2. Более того, их геном подвергся явно искусственным модификациям, возможно менее чем миллион лет назад.

"Чужеродный вид, введенный в экосистему специально?", Шельма предположила.

"Должно быть", ответила Азара. Колонисты с мира П2, вероятно, прибыв на Таллулу, привезли несколько видов со своей родной планеты и модифицировали их, чтобы они могли здесь выжить. Это было любопытной стратегией; почти все межзвездные путешественники в пути предпочитали быть цифровыми, не биологическими, и даже если у них, как у основателей Хануза, был фетиш на восстановление своих биологических тел по прибытию, то такие путешественники колонизировали в основном стерильные миры. "Похоже кто-то другой приехал охотиться за местными сокровищами задолго до нас".

"Видимо", согласилась Шельма. "Но если Таллула давно исследована, то почему процесс её нагревания не известен по всей галактике?"

По мере того, как они спускались глубже, ленточных водорослей было все больше, суп из микробов - гуще, а существа на П2 - более многочисленными и разнообразными. Животные, напоминающие креветок, фильтрующих микробов из воды. Плавучие газовые пузыри с ядовитыми щупальцами. Извилистые, мускулистые рыбы всех размеров. Все они питались друг другом, водорослями и креветками.

В радиусе действия сонара появился обширный лес появился, поднимающийся со дна океана. Азара уже впечатлилась размерами плавающих водорослей, но их прикрепленные ко дну родственники были настоящими гигантами, высотой в шестьдесят метров. Благодаря конвекционным потокам в воде, отводящим тепло более эффективно, чем воздух, разница температур была здесь менее резкой чем на поверхности, но вода так же помогала более высоким растениям поддерживать свой вес. Исследовательские зонды насчитали восемьдесят видов животных только в верхних ярусах леса; некоторые животные были на П2, но были и первые найденные виды на Ц3. А некоторые оказались на Н3, с геномом закодированным с помощью нуклеиновой кислоты.

"Это место действительно было популярным", сухо заметила Шельма. "Достаточно популярным чтобы разбудить биограффитиста в любом исследователе. Ты побрызгаешь Н2 микробами, я добавлю в воду Ц1". Н2 было часть ДНК, наследственным репликатором Азары.

Н3 виды, как и П2, были спроектированы, но по лучшим оценкам вмешательство произошло гораздо раньше, от двух до трехсот миллионов лет назад. Азара проверила локальную копию библиотеки; не было никаких археологических свидетельств о существовании межзвездной цивилизации с Н3 родословной в ту эпоху - и это не одна из тех баз данных, которые Шельма обрезала. Как цивилизация могла достичь такой трудной цели, как Таллула, но не оставить никаких следов?

Когда они медленно спускались в лес, их насекомое заметило нечто, не имеющее ничего общего с биологическим разнообразием Таллулы. Масс-спектрометр робота постоянно анализировал пробы воды вокруг них, и только что он наткнулся на необыкновенную находку. Масса объекта составляла 40.635 атомных единиц. Это далеко-не-целое число имело бы смысл как среднее значение пробы, содержащей смесь кальция-40 и его более тяжелых изотопов - но это было не среднее значение, это была масса одного иона. Еще более странно - будучи лишенной всех своих электронов, эта штука имела заряд, не двенадцать или около того, но 210. Это было вдвое больше, чем у любого известного стабильного ядра, и в десять раз больше, чем предполагал его атомный вес.

"Кто-нибудь заказывал такую штуку?" сострила Азара. Шельма даже не улыбнулась; обедненная библиотека не смогла предоставить станции контекст для правильного перевода.

"Это фемтотех", Шельма объявила.

Азара подумала, затем согласилась. Ошеломляющая догадка, но что еще это могло быть? Новая фундаментальная частица ... с зарядом в 210? Фемтотехнология - проектирование материи в масштабах атомного ядра - все еще оставалась примитивным искусством в Амальгаме; существовало несколько гениальных разработок, но им приходилось делать свою задачу быстро, пока они не разлетелись на части за триллионную долю секунды. Находа насекомого держится уже не менее трехсот секунд, и отсчет продолжался.

"Каким образом можно создать фемтомашину со связующей энергией, равной девяноста процентам массы машины?", поинтересовалась Азара. Самые стабильные ядра, никель и железо, весили примерно на один процент меньше атомной суммы всей частицы, благодаря энергии, связанной с сильным ядерным взаимодействием. Но увеличение этого эффекта в девяносто раз было невообразимым.

Насекомое измерило магнитный момент частицы. Результат был на порядки выше чем тот, которым ядро с атомным номером 210 должно было обладать, спокойно сидя в своем основном состоянии; чтобы создать такое сильное магнитное поле, частица должна вращаться с релятивистскими скоростями. Это сделало общую картину даже более странной: кинетическая энергия от этого вращения должна была существенно добавить к общей массе частицы, делая фактическое значение сорока с чем-то еще более невероятным. Единственное, что имело некоторый искажённый смысл, это неспособность частицы разорвать себя на части от центробежной силы. Как она могла взорваться, если для взрыва фрагментам нужно было бы обладать в десять раз большей энергией, чем ядру?

"Я так понимаю, это пепел от процесса нагрева?", сказала Азара.

Шельма ошеломленно улыбнулась. "Должно быть. Девяносто-процентная эффективность преобразования материи в энергию. Неудивительно, что спустя миллиард лет процесс все еще продолжается!"

Кора Таллулы вырабатывала тепло со скоростью около двух петаватт, заменяя энергию утекающую из под парникового одеяла в космос и стабилизируя температуры планеты. При девяносто-процентной эффективности преобразования массы в энергию это потребляло бы менее восьмисот тонн топлива в год, так что в принципе этот процесс может продолжаться примерно 10^18 (10 в 18-ой степени) лет: в миллиард раз дольше, чем он работал до сих пор. Даже если началом фемтотехнического процесса должен быть один конкретный вид ядра, то в отличии от синтеза и распада не имело значения, насколько редким это ядро было в природе. Ведь энергия, необходимая для создания редкого ядра из других частиц, была бы тривиальной по сравнению с извлекаемой энергией.

Если каждая тонна "золота" Нагревателей Земли горела настолько яростно, что могла преобразовать сто тонн никеля или железа в еще большее количество топлива, то костер Таллулы легко мог бы пережить все звезды.

Подобные технологии могут радикально преобразить Амальгам. Антиматерия никогда не стала бы чем-то большим чем просто компактным способом хранения энергии, со стоимостью производства равной количеству выделенной энергии. Самые изысканно эффективные системы синтеза извлекали примерно пол-процента от массы своего топлива в качестве полезной энергии. Существовали громоздкие трюки с использованием черных дыр, и они давали немного лучший результат, но они были не очень практичными, не говоря уже о портативности. Если бы любой мог воспользоваться фемтотехнологией Нагревателей Земли, то это было бы похоже на волшебную палочку, способную превратить девять из десяти частей любой материи в энергию, не оставив после себя ничего, кроме этого удивительного вращающегося пепла.

"Много выводов из одной странной частицы. Мы уверены, что это не ошибка приборов?" спросила Азара.

Прежде чем насекомое коснулось дна океана, оно выловило из воды вторую пылинку пепла. Азара заставила наноботов построить новые инструменты с нуля и повторить анализ. Ошибки не было: все свойства были одинаковыми.

5#

Наноботы построили новых кротов и отправили их вниз, в камень, но даже здесь, где кора была тоньше, Азара знала что ей придется быть терпеливой.

"Шестьдесят дней?", жаловалась она, расхаживая по палубе. Она не ожидала, что сможет быстро и в подробностях распутать детали фемтотехнологии, но если бы они смогли получить пробу породы из глубины коры, и понаблюдать за тем, как ее состав меняется по мере высвобождения энергии, то это по крайней мере подтвердило бы их теорию.

Пока они не получат образец раскаленного камня, практические аспекты использования фемтотеха оставались неясными. Но чувство тревоги Азара по поводу их изоляции почти исчезло. Застрять на этой планете ради ничего, рискуя не вернуться домой, или вернуться с пустыми руками, было ужасной перспективой. Но теперь, когда ставки стали так высоки, ситуация превратилась в захватывающую. Кусай локти, Прометей!

Они ждали когда кроты начнут докопаются до нужной глубины и продолжали исследовать лес ленточных водорослей. Составляя каталог для трех видов жизни, которые поддерживались таинственным огнем Таллулы. Пожалуй, неудивительно, что П2 животные - самые новые - были наиболее многочисленными, ведь благодаря своему проектированию они были способны переваривать любую еду. Для более древних Н3, и еще более редких Ц3, животные на П2 были несъедобными - однако не неуязвимыми; наноботы заметили случаи, когда Н3 рыба убивала своих П2 соперников, не смотря на то, что те были бесполезны в качестве еды. Кроме того, несколько Ц3 животных могли питаться Н3 плотью; эволюция наконец дала им запоздалый шанс отомстить первой волне захватчиков. Кто знает, кто будет есть кого спустя еще сто миллионов лет?

Когда они впервые наткнулись на колонию П2 "ящериц", Азара подумала что они очаровательные животные. Их сеть нор раскинулась по лесной подстилке на десяток километров, и была переплетена с корнями гигантских ленточных водорослей, которые они использовали в пищу.

У ящериц было две конечности с восемью когтями, которые они использовали для рытья и хватания предметов; вся их движущая сила исходила от их мощных хвостов. Они ощущали мир вокруг с помощью смеси инфракрасного зрения и сонара. Железы в их щеках выделяли сложный химический коктейль, и они брызгали им друг в друга почти постоянно. Обонятельная передача сигналов в колонии социальных животных не вызывала удивления; удивление появилось когда наноботы заметили как некоторые из ящериц плюют химикатами на предметы в определенных камерах внутри своих норок - и предметы плевались в ответ. При ближайшем рассмотрении устройства оказались сложными химическими трансиверами, соединенными оптоволоконной сетью.

"Вот и наши предшественники", сказала Шельма. "Они прошли весь путь до Таллулы, в такую глушь, чтобы разгадать тайну её тепла. Но они, должно быть, давно нашли фемтотех, так почему они все еще здесь? Почему бы не забрать сокровища домой? Почему бы не распространить его по галактике?"

"Зачем покидать мир, способный поддерживать жизнь в миллиард раз дольше любой звезды?", ответила Азара.

"Почему бы не построить сотню новых миров, подобных этому?", возразила Шельма.

"Давай спросим у них".

Наноботы приступили к работе, собирая химические сигналы из которых состояла речь ящериц, и пытаясь сопоставить эти сигналы с окружением и поведением животных. Это был дерзкий уровень подслушивания, но нужно было как-то наладить связь, и без понимания культуры или биологии они не могли просто подойти к ящерицам и начать играть в шарады. В идеале наноботам стоило бы понаблюдать за детьми, чтобы поучаствовать в их уроках, но во всей колонии из пятидесяти тысяч животных сейчас не было ни одного детеныша - из чего можно было заключить, что ящерицы сократили свою плодовитость ради стабилизации популяции, при этом живя так долго, как хотели.

Оптоволоконные магистральные линии соединяли колонию с другими регионами планеты, и весь проходящий поток данных оказался на едином языке. Если тут и присутствовали некие разумные существа на Н3, то либо они не были подключены к этой сети, либо произошла радикальная ассимиляция культур в том или ином направлении.

Кормимые лесом и обслуживаемые собственными рудиментарными нанотехнологиями, ящерицы, казалось, проводили время за общением. Химические трансиверы предоставляли им доступ к библиотекам, но большая часть получаемого ими контента выглядела очень похожей на их привычное общение между собой, намекая что информация была ближе к вымыслу или истории, чем к чему-либо техническому. Но даже самые натуралистические диалоги могли содержать в себе тонкие темы, которые оставались неуловимыми на данном этапе анализа.

У ящериц не было явной социальной иерархии, и как гермафродиты они не проявляли полового диморфизма, но наноботы обнаружили одну любопытную форму разделения. Многие из ящериц относили себя к одной из трех групп, которые были названы в честь действий. Спираль внутрь, спираль наружу, и, самая крупная группа, круг. Поскольку это не было описанием реального стиля плавания, то это должна была быть метафора, но для чего? Наноботы не заметили ничего значимого, что соответствовало бы этой классификации.

Спустя тридцать дней Шельма объявила, "Пришло время представиться".

"Ты уверена?" Азаре не терпелось получить ответы, но казалось что наноботы легко могли бы потратить еще месяц на изучение тонкостей языка ящериц.

"Мы достигли точки, когда можем вежливо поприветствовать их и объяснить, кто мы", сказала Шельма. "Теперь наиболее надежный способ изучения их языка это диалог".

Шельма поручила наноботам построить двух ящериц. Эти роботы представляли собой очевидные карикатуры. Функциональные, но не настолько совершенные имитации, чтобы ящерицы могли принять их за своих товарищей-колонистов.

Насекомое общалось с роботами-ящерицами с помощью лазерных импульсов прямой видимости, с радиусом действия всего несколько метров. Азара и Шельма оставили свои программы в процессоре насекомого, и контролировали ящериц через телеприсутствие, наблюдая с точек зрения роботов, но без полного погружения в их ощущения, и не отказываясь полетной палубы насекомого.

Ящерица Азары плыла к колонии, пробираясь сквозь заросли водорослей, и её хозяйка была переполнена счастьем. Теперь она была больше, чем просто путешественница; она собиралась стать послом к неизвестной до сих пор культуре. И не смотря на физическую изоляцию, в этот момент она не чувствовала себя отрезанной от своих корней на Ханузе. Мысленным взором она почти могла видеть лица людей, которых надеялась порадовать своими приключениями.

К ним приблизилась ящерица, казалось бы, не боясь. Клубок химикатов, который животное разбрызгало в воде, был едва заметен. Но азара слышала перевод громко и отчетливо. "Кто вы?"

"Мы пришли с миром, с другой планеты", с гордостью объявила Азара. Ящерицы не обсуждали астрономию, но у них было слово для планеты в целом, и способность понимать фразы вида "не эта штука, но другая в таком роде".

Ящерица развернулась и убежала.

На полетной палубе, Азара повернулась к Шельме. "Что я сделала не так?". Она подозревала что ее заявление встретят скептически - их роботизированные тела были в пределах досягаемости собственной технологии ящериц, в конце концов - но возможно гамма-лучи, которые спровоцировали ледяной ореол, послужили зловещей визитной карточкой.

"Ничего", заверила ее Шельма. "Вызов других свидетелей - обычная реакция". У Шельмы не было опыта первого контакта, но библиотека подтвердила ее утверждение.

"Что если они забыли, что другие планеты существуют? Они здесь уже миллион лет. Возможно они не помнят даже свою собственную историю", сказала Азара.

Шельму это не убедило. "Вокруг них слишком много технологий; даже если в какой-то момент они провалились в темные века, то к настоящему времени они уже все восстановили". Нанотехнологии ящериц поддерживали их жизнь; они легко могли бы секвенировать все растения и животных вокруг, как это сделали нанотехнологии Амальгама. Тем не менее, без правильного контекста - без библиотек репликаторов с тысяч других миров - будут ли они знать, как интерпретировать данные?

Азара заметила тела, выглядывающие через водоросли. Первая ящерка вернулась и привела с собой десять, двенадцать, четырнадцать друзей. Азара ни за что бы не смогла отличить одну ящерку от другой без посторонней помощи, поэтому она обратилась к программному обеспечению, чтобы отследить их особенности и присвоить им всем фонетические имена.

"Пожалуйста, примите наши добрые пожелания. Мы пришли с миром, с другой планеты", сказала Шельма.

Омар, первая ящерица, которую они встретили, ответил: "Как такое может быть? Еще не время".

Его спутница, Лиза, добавила: "Вы не заберете у нас Таллулу. Мы никогда этого не примем".

Внезапно все четырнадцать ящериц заговорили одновременно. Робот Азары без труда мог уследить за их речью; химические выбросы были помечены индивидуальными маркерами, так что не было шансов перепутать слова одной ящерицы с словами другой. Азаре удалось распутать аудиотрансляцию на отдельные потоки.

Некоторые из ящериц выражали удивление и сомнение, но не по поводу появления посетителей из другого мира, а по поводу времени их прибытия. Другие, казалось, думали, что они с Шельмой были авангардом армии колонистов, пришедших захватить Таллулу, и вызывающе демонстрировали свое намерение сопротивляться.

Шельма сказала: "Мы не колонисты, мы просто исследователи. Мы увидели Таллулу, и нам стало любопытно".

"Где ваш собственный мир?" потребовал ящерица по имени Калеб.

"Моя напарница и я пришли с разных миров", - объяснила Шельма. "Оба за тысячу световых лет отсюда." Программа переведет это в местную меру расстояния, но без единиц измерения, подходящий для астрономических масштабов, число будет ужасно огромным.

Ящерицы устроили новую какофонию. Такое путешествие было немыслимо.

"Пожалуйста, пойдемте с нами", сказал Омар.

Толпа давила на них со всех сторон, подталкивая вперед. "Просто иди туда, куда они просят, не сопротивляйся", сказала Шельма на палубе насекомого.

Ящерицы, казалось, не замечали, что крошечное насекомое парит между большими роботами; несомненно, лазерные вспышки насекомого были за пределами их видимого спектра. "Думаешь, они берут нас в плен?", спросила Азара. Трудно решить, что было более странным: тот факт, что кто-то мог захотеть это сделать, или тот факт, что они верили, что это возможно.

"Более или менее", - ответила Шельма. "Но в данный момент я бы предпочла сотрудничество, а не побег. Если мы сможем прояснить несколько недоразумений, то все должно быть в порядке".

Азара позволила стае ящериц провести ее через заросли ленточных водорослей, а затем вниз, в нору. Наблюдение за событиями с летной палубы помогло ей почувствовать гораздо меньше клаустрофобии по сравнению с впечатлением, которое она получала от чувств своего робота. Туннели сузились настолько, что насекомое рисковало быть замеченным, и они приказали ему заползти в тело Шельмы. Прямая видимость между двумя роботизированными ящерицами пропадала и появлялась, поэтому Азара включила своему роботу автопилот, который покорно подчинялся потоку толпы. Она переключила изображение на своей палубе, чтобы наблюдать внешний вид вместо внутренностей ящерицы.

Их привели в маленькую пустую камеру с единственным входом. После того, как к ним присоединились ещё шесть ящериц, свободного места почти не осталось.

Омар возобновил допрос, его сомнение было нерушимым. "Ваша звезда, должно быть, очень тусклая", заявил он. "Мы верили что у нас впереди еще много лет".

Азаре показалось, что она начинает понимать. Пройдет очень много времени прежде чем Таллула приблизится к другой звезде; ящерицы почему-то решили, что это событие является наиболее вероятным предлогом для посетителей.

"Наши звезды очень яркие, но очень далекие", настаивала она. "Почему ты сомневаешься в этом? Разве твои собственным предкам не пришлось совершить дальний перелет, чтобы достичь этого мира?"

"Их путешествие длилось полгода", сказал Омар.

Полгода? Возможно, настоящая история превратилась в миф, пересказанный с уютными, бытовыми цифрами, чтобы скрыть ужасающую реальность межзвездных расстояний.

"Со скоростью света?", спросила Шельма.

Нора разразилась весельем и насмешками. "Только свет движется со скоростью света", объяснила Лиза.

Наноботы не обнаружили никаких признаков того, что ящерицы оцифровывали себя. Утратили ли они эту технологию, или никогда ею не обладали? Могли ли их предки действительно пересечь световые годы во плоти?

"Как далеко им пришлось путешествовать, за эти полгода?" спросила Азара.

"Возможно миллиард километров", ответил Омар.

Азара ничего не сказала, но заявление было абсурдным; миллиард километров это масштаб небольшой планетной системы. Ящерицы слишком долго дремали на дне этого теплого океана; они забыли не только собственную историю, но и истинный масштаб вселенной вокруг них.

Шельма продолжала настаивать. "Мы проследили за путем Таллулы и рассчитали ее прошлый путь. Она не подходила настолько близко к звездам в течении миллиарда лет. Вы были здесь миллиард лет?"

"Откуда вам знать путь Таллулы? Как долго вы следили за нами?", спросил Омар.

"Тридцать тысяч лет", ответила Шельма. "Не я лично, но люди которым я доверяю".

Снова смех. Почему это заявление было таким смешным?

"Тридцать тысяч лет?", сказал Омар. "Почему вы вообразили, что это расскажет вам всю историю?"

Шельма была в недоумении. "Мы отследили вашу позицию и вашу скорость", сказала она. "Мы знаем движение звезд. Что еще нужно учесть?". Галактическая орбита Таллулы была малонаселенной; в конечном итоге хаос сделает ретроспективу невозможной, но миллиард лет назад все еще было достаточно близко чтобы быть уверенными.

"С тех пор, как мы прибыли на Таллулу, она изменила курс восемь раз", объяснил Омар. "Восемь раз жар поднялся из под земли чтобы приблизить нас к пункту назначения".

6#

Между ящерицами разгорелся спор; они закончили обсуждение и покинули нору, оставив своих гостей с двумя молчаливыми часовыми. Насекомое, вероятно, могло бы проскользнуть мимо этих охранников, или даже пробурить себе путь на поверхность если придется, но Шельма настаивала что лучше попытаться сохранить диалог, и Азара, подумав, согласилась.

"Значит наша сирота - турист", размышляла Шельма. "Планета проложила свой путь прямо через родную систему ящериц, и теперь она направляется к новой цели. Это устроили Нагреватели Земли, или Н3 колонисты прицепили двигатели гораздо позже?"

"Так вот куда девается вода!", сказала Азара. Извержения, которые они видели раньше, не окажут долгосрочного воздействия на движение планеты, но горячая струя, достигшая второй космической скорости, даст нужный эффект.

"Вода - странный выбор топлива. Фотонные импульсы были бы эффективней", ответила Шельма.

"Если это дело рук Н3-колонистов, то возможно у них не было достаточно хорошего контроля над фемтотехом", сказала Азара.

"Возможно. Но Н3-колонисты не имели биологического присутствия на суше, значит они, видимо, были обитателями океана. Неужели обитатели океана выбросили столько воды в космос, что потеряли тридцать процентов своего жилого пространства?"

"Хороший аргумент", признала Азара. "Но почему кто-то ведет целую планету из системы в систему? Если это дело рук Нагревателей Земли, то, уверена, с использованием фемтотеха они могли бы построить корабль меньше и быстрее".

Шельма всплеснула руками. "Давай вернемся в начало. Нагреватели Земли выросли на планете с нагревом приливными силами. Когда этот нагрев стал затухать, им повезло; им удалось придумать потрясающе хорошую замену. Итак, что бы они сделали дальше?"

"Некоторые культуры разослали бы споры нанотехнологий", сказала Азара. "И цифровых путешественников им вслед. Но мы знаем, что они этого не делали, иначе фемтотех присутствовал бы где-то еще".

"Они не основали колоний, но в итоге все равно отправились в путешествие", засмеялась Шельма. "Я собиралась сказать, что это, должно быть, был осознанный выбор - что они могли бы противостоять любому естественному выбросу из своей системы, если бы действительно хотели - но возможно на тот момент у них имелся только термоядерный синтез. Это бы объяснило, почему на планете нет дейтерия: они использовали его весь, пока разрабатывали фемтотех".

"Но в любом случае", сказала Азара, "как только они покинули свою звезду и научились управлять планетой, они решили сделать все, что в их силах. И увидеть несколько достопримечательностей по пути. И куда бы они двинулись, если они выросли на орбите карликовой звезды? Похоже они устроили тур по другим карликовым звездам--".

"И нашли обитаемую планету", сказала Шельма, "жители которой столкнулись с похожими проблемами".

"И что потом?", нахмурилась Азара. "Не могу поверить что Н3-существа завоевали Нагревателей Земли!"

"Нет", согласилась Шельма. "Зачем им это делать? Почему бы Нагревателям Земли просто не поделиться фемтотехнологиями, чтобы помочь своим товарищам-термофилам? Если они не были щедрыми и общительными, зачем вообще посещать обитаемый мир? Если бы они просто искали новую территорию, то они могли бы выбрать любой из множества стерильных миров".

Азара рассуждала, "Возможно Нагреватели Земли вымерли прежде чем достигли Н3-мир. Запрограммировали в фемтотех полет длинной в миллиард лет, но утратили решимость по пути. Корабль-призрак зашел в Н3-систему, и местные не могли поверить в свою удачу: пустая планета, способная поддерживать жизнь в 10^18 (10 в 18-ой степени) лет, прямо у их порога! Но они не могли припарковать ее, не могли управлять ей, им оставалось только присоединиться к поездке. И четверть миллиарда лет спустя, то же самое случилось с ящерицами".

Шельма некоторое время подумала. "Это почти имеет смысл, но я не могу поверить что ни одни из этих безбилетников не проявили интереса и не построили из фемтотеха систему навигации, и не отправились колонизировать другие миры".

"Возможно они так и сделали. Возможно мы их не заметили. Таллула оставалась незамеченной очень долго".

"Мы что-то упускаем", сказала Шельма. "Но возможно наши новые знакомые смогут нас просветить".


Прошло несколько часов без контакта с ящерицами. Часовых заменили, но и новые часовые были решительно настроены не вступать с ними в диалог.

Азара расхаживала по летной палубе. "Они, должно быть, пытаются понять, говорим мы правду или нет. Проверяют, не приблизилась ли Таллула к очень тусклому коричневому карлику - ситуация, которую они не могли предвидеть".

"Казалось у них должны быть достаточно хорошие телескопы, чтобы быть уверенными", раздраженно сказала Шельма. "Учитывая важность этой информации".

"Возможно они расслабились. Я имею ввиду, если они провери тщательное исследование космоса, и получили четкий вердикт что в ближайшие сто тысяч лет им не о чем беспокоиться, то откуда взять мотивацию для постоянного повтора исследования?"

"В идеале, это должно быть автоматизировано", ответила Шельма. "Мотивация не должна влиять".

"Ну, возможно, мы приземлились все-таки не на лучший из всех возможных миров."

Свет на летной палубе начал постепенно гаснуть. С тех пор, как она прибыла на Мологат, Азара старательно придерживалась своего обычного дневного ритма; сон был частью ее идентичности. Но теперь она была слишком встревожена и подавила сонливость. Ее самоощущению придется просто принять исключение, в котором она была в плену у запутавшихся параноидальных ящериц.

Часовых снова сменили. Азара узнала в них двоих из толпы, с которой они общались в лесу водорослей; программа дала им имена Джейк и Тилли, но в прошлый они раз они не были многословными, поэтому сейчас она не спешила начать диалог. Пусть телескопы подтвердят ее и Шельмы честность, и тогда все они наконец-то смогут вступить в цивилизованную дискуссию.

Джейк сказал, "Пойдемте с нами. Быстро. У нас мало времени". Он подплыл к своим пленникам, а затем бросился обратно к выходу.

Азара была потрясена.

"Пойти с тобой куда?" спросила Шельма.

"Подальше отсюда", ответила Тилли. "Мы думаем что Круги планируют убить вас".

Азара взглянула на Шельму. Насекомое, вероятно, могло защитить себя от большинства технологий ящериц, но оно не было неразрушимым. Перед тем, как отправиться на побережье, они сделали резервные копии и оставили их в джунглях, но в этих снимках их разумов не было всех важных открытий, которые они сделали с тех пор. Но даже если сейчас они выживут, то какой диалог можно вести с существами, которые желают их убить?

На палубе, Шельма обратилась к ней наедине. "Стоит ли нам оставить тела в качестве отвлекающего маневра?"

Азара была неуверена. В одиночку насекомое столкнется с техническими проблемами при общении с ящерицами - оно было слишком маленьким, чтобы хранить химикатов больше, чем на несколько минут речи - и Азара также видела нечто успокаивающее в том, как оно было спрятано внутри более крупной цели.

"Что если мы разделим разницу?" предложила Азара. В теле ее ящерицы было достаточно избыточности чтобы позволить нанотеху построить два тела из общих материалов; она поручила телу разделиться на имитатора Шельмы, а также на свою несколько менее прочную копию. Затем она загрузила в обоих неразумное программное обеспечение, которое легко могло бы пройти недоделанный тест Тьюринга от их потенциальных палачей.

Тилли осталась охранять поддельные заключённых, и они последовали за Джейком через туннели, уходя новым маршрутом. Они не остались незамеченными, но те немногие ящерицы, которых Азара заметила на перекрёстках, просто молча смотрели, как они проходят мимо; предположительно, они принадлежали к фракции Джейка и стояли на страже, помогая им сбежать.

На поверхности, летнточные водоросли превратили лесную подстилку в своего рода лабиринт, и хотя тут была возможность сжульничать и протиснуться между листьями, но можно было двигаться быстрее, зная лабиринт настолько хорошо, что не пришлось бы срезать.

Через некоторое время Джейк остановился и стал настойчиво указывать на коренастое луковичное растение в подлеске. С тех пор, как они покинул нору, он почти ничего не говорил; слова быстро распадались в воде до такой степени, что теряли смысл, но остатки все равно было легко отследить. Шельма ничего не сделала, и тогда он пригнулся, сорвать с растения луковицу, и засунул ее себе в рот. Шельма поняла намек и повторила его действия. Наноботы раньше не сталкивались с этим растением, но технологии роботов быстро проанализировали содержимое луковицы. В нем было мало обычных питательных веществ, но он был наполнен органическими азидами, богатыми азотом соединениями с чрезвычайно высокой плотностью энергии. Растение было на Ц3, но его геном подсказывал, что ящерицы модифицировали его для производства этого съедобного ракетного топлива, и, несмотря на скромный внешний вид, его корни, вероятно, проникали глубже в землю, чем ленточные водоросли поднимались в океан. Нанотехнологиям не потребовалось много времени, чтобы разработать способ безопасного метаболизма азидов - и это было удачей, потому что Джейк уже летел вперед со скоростью, в пять раз превышавшей его обычную скорость плавания.

Пока их роботизированная ящерица пыталась догнать его, Шельма сказала: "Теперь я понимаю, почему они не беспокоятся о транспортных средствах". Однажды Азара подправила свое тело, чтобы иметь способность безостановочно бегать по континенту - исключительно для физического удовольствия, - но казалось, что с правильной пищевой добавкой любой на Таллуле может носиться как высокоэффективная подводная лодка.

Они мчались через лес, и тепловые/сонарные изображения ленточных водорослей по обе стороны сливались воедино, как стены длинного извилистого каньона. "Если Круги действительно хотят убить нас", сказала Азара, "то надеюсь, это не значит, что все они хотят". Упоминания об этом загадочном самоописании присутствовали даже в сетевом трафике, проходящем через оптоволоконные кабели; группа определенно не ограничивалась одной колонией.

Шельма сказала: "Я уверена, что все это просто недоразумение. Они думают, что для них это конец - что Таллула оказалась в пределах досягаемости другого умирающего мира, а мы - его жители, намереваемся захватить власть".

"Думаешь, у них были прецеденты?", предположила Азара. "Возможно это то, что произошло между ними и существами на Н3".

"Возможно. Но более вероятным мне кажется что Н3-существа вымерли задолго до появления Ящериц. И сейчас это добавило им потрясения. Они не ожидали встретить свою замену".

"Так как же нам убедить их в том, что мы не угроза, если они отказываются верить показаниям собственных телескопов?", спросила Азара.

"Хороший вопрос. Насколько тусклая самая слабая карликовая звезда, и в какое преодоленное нами расстояние они готовы поверить?"

Лес уступил место плотному ковру из низких растений, но Джейк все равно знал, как найти среди них топливные луковицы. На этот раз, когда они остановились, он рискнул заговорить. "Я думаю, что сейчас вы в безопасности", - заявил он. "Но мы должны двигаться дальше. У меня есть друзья, которые укроют нас, но до них еще несколько сотен километров".

"Мы не хотим подвергать чью-либо жизнь опасности", сказала Азара, одолжив контроль над ящерицей Шельмы, но помечая слова идентификационной меткой, которую она использовала, когда у нее было свое тело".

"Вы не будете подвергать опасности", заверил ее Джейк. "Три философии были в мире тысячелетиями; мы не начнем убивать друг друга сейчас".

"Три философии?", спросила Шельма.

"Круги, Спираль внутрь, Спираль наружу".

"Мы слышали эти фразы, но не понимаем их значение".

Джейк напряг свое тело, как спортсмен, готовящийся к спринту. "Если хочешь продолжить разговор, подплыви поближе ко мне и повторяй своим хвостом движения моего", сказал он. Шельма последовала его совету. Слой воды, застрявший между ними, позволял им общаться, не теряя слов в течении.

"Круги", сказал Джейк, "полны решимости остаться. Остаться на Таллуле и остаться такими, какие они есть. Они признают, что мы построили этот мир не сами, что он пришел к нам в качестве дара. Строители ушли, и теперь Таллула принадлежит нам".

"Значит, они готовы отбиваться от любых злоумышленников?", спросила Азара.

"Они хотят", ответил Джейк, "но я бы не назвал их готовыми. Они не ждали вас. Никто не ждал".

"Мы действительно не хотим, чтобы это место стало нашим домом", сказала Шельма. "У нас есть свои миры, наполненные солнечным светом. Ты можешь в это поверить?"

Джейк подумал над вопросом. "Полагаю, что жизнь может развиться таким образом, вокруг звезды подходящего типа. Некоторые эксперты утверждают, что радиация была бы смертельной, но я считаю, что тут может быть узкая зона обитаемости. Однако, путешествовать более чем на тысячу световых лет ..."

Шельма рассказала про Мологат 1 и 2, про то как две части встретились и взаимно обнулили импульсы, и про цифровые формы, которые они с Азарой приняли, пересекая световые годы как гамма-лучи за субъективный момент.

Джейк задумался. "Теперь ты пытаешься сказать мне, что Спираль Внутрь на самом деле то же самое, что Спираль наружу".

"Спираль Наружу - это путешествие?" спросила Азара. "Идея о том, что Таллулу следует покинуть и отправиться на поиски нового дома?"

"Да. Моя философия это Спираль Наружу".

Азара попыталась сформулировать следующий вопрос как можно вежливее и надеялась, что программа-переводчик сможет передать ее намерение. "Тогда, если ты не возражаешь, я спрошу. Почему ты все еще здесь?"

"Путешествовать нелегко", заявил Джейк. "Мы ждали, когда Таллула приблизит нас к пустому миру, на который мы могли бы претендовать, как на свой собственный". Но в последний раз, когда это случилось - до моего рождения, - нас было мало, а наши технология не была опробована. Возможность была упущена".

"А что значит Спираль Внутрь?", спросила Шельма.

"Цель этой этой философии - принять форму, которую как вы утверждаете принимали вы. Стать чистой информацией. Но не для путешествий, а чтобы остаться в этом мире. Чтобы стать едиными с этим миром".

Это был странный способ выразить мысль, но Азара подумала что уловила смысл. Практически в каждой культуре, располагающей средствами перехода на цифровую форму, существовала субкультура, которая выступала за своего рода имплозию: отступление во вселенную компьютерных симуляций, оторванных от физической реальности.

"Чтобы стать едиными с этим миром?", надавила на него Шельма.

"С теплом. С обручами. С самими Строителями." Джейк выпустил химический символ радости, который Азара услышала как резкий смех. "Некоторые из группы Спираль Внутрь верят, что под землей существует десяток тысяч культур".

"Обручи?", спросила Азара.

"Вы еще не видели обручи?", ответил Джейк. "Когда камень превращается в тепло, то остаются обручи".

"Пепел", сообщила Шельма Азаре. "Он говорит о пепле!"

"Мы видели их", сказала Азара. "Но мы не совсем уверены что это такое".

Джейк на некоторое время замолчал, а затем сказал: "Как много вы знаете об относительности?" Переводчик отметил последнее слово предостерегающей сноской: наноботы раньше не слышали его в употреблении, поэтому значение было выведено чисто из его этимологии.

"Я понимаю основы". Азара изучала относительность в детстве, но без полной библиотеки, к которой можно было бы обратиться, было бы неразумно претендовать на звание эксперта.

"Представьте", сказал Джейк, "обруч, сделанный из чего-то необычайно прочного, вращающийся со скоростью, близкой к скорости света. С точки зрения обруча, он находится под огромным напряжением. Но с точки зрения постороннего наблюдателя, он вращается так быстро, что часть этого напряжения проявляется в снижении его энергии".

Азара была знакома с этим принципом, хотя больше привыкла думать об обратном эффекте. В случае газа под давлением, это давление вызывается движением молекул с места на место. Но если вы двигаетесь быстро по отношению к газу - или наоборот - тогда некоторая часть этого движения будет выглядить для вас как неподвижная энергия. Сдвиг в перспективе превратил давление в энергию.

Напряжение было просто отрицательным давлением, поэтому для движущегося объекта под напряжением эффект меняет знак: общая энергия уменьшается. Однако, как правило, это было неизмеримо малое уменьшение.

Азара спросила: "Вы хотите сказать, что эти обручи находятся под таким большим напряжением, что их энергия падает до десяти процентов от их массы покоя?"

"Да", ответил Джейк.

"Несмотря на кинетическую энергию вращения? Несмотря на энергию, которая уходит на растяжение обруча?"

"Да", снова ответил Джейк. "Эффект от напряжения перевешивает и то, и другое".

На палубе, Шельма передала Азаре расчеты, а затем обратилась к Джейку. "Я думаю, что в твоей теории есть проблема. Если взять обруч и начать его вращать, то его энергия станет уменьшаться только в том случае, если скорость звука в обруче превысит скорость света".

Азара проверила расчеты; Шельма была права. Суммарная энергия обруча зависела от соотношения между упругостью материала обруча и натяжением, под которым он находится. Но от этого же зависела и скорость звука в материале.

Сочетание этих двух уравнений показало, что суммарная энергия не может упасть в ответ на увеличение напряжения без того, чтобы скорость звука не превышала световую скорость - это был способ, которым теория относительности пыталась сообщить вам, что материал с необходимыми свойствами существовать не может.

Джейк был невозмутим. "Этот результат известен нам давно. Это не меняет фактов".

"Что ты пытаешься сказать?" Шельма спросила с недоверием. "Что скорость звука превышает скорость света?"

"Конечно нет", ответил Джейк. "Я согласен что нельзя построить неподвижный обруч, а потом просто раскрутить его до скорости настолько большой, что его энергия начнет падать. Но уже вращающиеся обручи могут изменить свой состав - выплевывая частицы и превращаеясь в новый материал, который может существовать только при напряжении. Поэтому достижение конечного состояния происходит через промежуточную структуру: через обруч с высокой энергией и низким напряжением, который распадается на обруч с низкой энергией и высоким напряжением, причем разность энергии уходит в частицы, которые испускаются в процессе распада".

Шельма обдумала это. "Хорошо, думаю, я понимаю, к чему ты клонишь. Но можешь ли ты объяснить детали этой промежуточной структуры и то, как именно ее можно синтезировать?"

"Детали?" спросил Джейк. "Мы на Таллуле миллион лет. Почему ты думаешь, что мы распутали все детали?"

7#

Они достигли одинокой норы, вдалеке от колонии. Джейк вошел первым, затем вышел с двумя друзьями, которых программа Азары назвала Джуи и Рауль.

"Джейк говорит нам что вы прибыли из мира с яркой звездой. Это правда?" спросил Джуи.

"Конечно", ответила Шельма.

"Значит, ваше настоящее тело совсем не такое?"

Шельма набросала на песке свою изначальную, пятикратно симметричную форму. Джуи сказал что-то, что переводчик не смог разобрать.

Они вошли в нору и заплыли вместе в самую глубокую комнату, гораздо просторней чем тюрьма, из которой они сбежали. В ней стоял трансивер и некоторое другое оборудование, которое Азара не узнала - и в данных обстоятельствах посылать наноботов, чтобы они его обследовали, казалось невежливым и неразумным.

Рауль сказал: "Наши друзья в Джуте - в колонии, которую вы покинули, - сообщили нам, что Круги все еще думают, что держат вас в плену. Они надеются узнать больше о ваших планах вторжения"

"Планы вторжения" было фразой, которую Азара ассоциировала с древней историей и дешевой комедией. Программное обеспечение, которое она оставила в телах зомби-ящериц, продолжало бы повторять правду до самого конца, но теперь она почти жалела, что не запрограммировала какую-нибудь пародию на исповедь.

"Мы благодарны за вашу помощь", сказала Шельма. "Мы прибыли сюда не для того, чтобы создавать проблемы, но мы потеряли возможность покинуть планету прежде чем узнали что Таллула населена".

Она объяснила судьбу Мологата.

"Я думал, что это не совпадение", ответил Джейк. "Машины Старых Пассажиров атаковали пылинки незадолго до вашего появления, и вы появились так скоро после этого, что я понял, что это не случайность".

Существа на Н3? "Старые Пассажиры жили здесь после строителей?", спросила Азара.

"Да", ответил Джуи. "Некоторые из их животных все еще живы. Они построили тысячи машин для защиты Таллулы, но некоторые из них слишком воинственные".

"Получается ваши предки встретили Старых Пассажиров?", спросила Шельма.

"Едва!", Рауль был так же удивлен, как была бы удивлена Азара, услышав такой же вопрос о динозаврах или трилобитах. "По крайней мере, не над землей. Насколько мы знаем, некоторые из Старых Пассажиров могут быть еще живы, глубоко под землей. Но если это так, то они не очень общительны".

Азара спросила, "Что именно происходит под землей, кроме процесса нагрева? Как обручи связаны с философией Спираль Внутрь?"

"Когда вы отказываетесь от своей плоти и становитесь информацией, разве вы не ищете самый быстрый способ обработать эту информацию?", сказал Джуи.

"Не всегда", ответила Азара. "В нашей культуре большинство из нас идет на компромисс - мы остаемся на связи друг с другом и с физическим миром".

"В нашей культуре", сказал Рауль, "нет никого, кто способен путешествовать на тысячи световых лет. Есть только биологические родственники. И для тех, кто придерживается фиолософии Спираль Внутрь, каждый кто не следует за ними Внутрь сам виноват в собственном выборе".

"Значит, обручи можно использовать для обработки информации?", спросила Шельма.

"Некоторые из них", ответил Джейк. "Те, что вы видели, скорее всего нет. Но под землей есть миллиард различных сортов".

Миллиард? Шельма повернулась к Азаре, и они обменялись пораженными взглядами. Азара представила как у физической версии Шельмы нервно извиваются все пять хвостов.

"Возможно больше", сказал Джейк. "Правда в том, что никто на поверхности не знает наверняка. Но мы знаем, что некоторые из них можно использовать как вычислительные элементы. Каждый раз, когда кто-нибудь из Спиралей Внутрь становится серьезным, он изучает обручи, учится их использовать... а затем исчезает под землей".

Азара стала понимать, что на самом деле не продумала до конца последствия действий Нагревателей Земли; даже пепел, который этот процесс оставлял после себя, открывал возможности, о которых население Амальгама могло только мечтать. Фемтокомпьютеры Амальгама были невероятно быстрыми, пока существовали. Но они распадались так же быстро, как и самые нестабильные атомные ядра. Приходилось каждый раз строить их с нуля, что делало весь процесс пустой тратой времени для всего, кроме нескольких специализированных задач. Если бы было возможно построить комплексные стабильные структуры в масштабе атомного ядра, то это полностью изменило бы правила игры. Фемтокомпьютер, не разрывающий себя на части и продолжающий вычислять безостановочно, работал бы как минимум на шесть порядков быстрее своих атомных аналогов.

Азара сказала, "Значит фиолософия Спираль Внутрь предполагает использование обручей, чтобы уйти в виртуальную реальность. Но почему бы вам самим не использовать процесс нагрева, просто ради энергии? Если вы хотите покинуть Таллулу, почему не взять этот процесс с собой и не убежать?"

Рауль указал на одну из машин в углу комнаты, неуклюжую, невзрачную конструкцию, из которой тянулись десятки кабелей. "Там есть образец камня из глубин. Знаете, сколько энергии он генерирует? Менее микроватта"

Азара уставилась на машину. Её интуиция не хотела соглашаться с утверждением Рауля, но, если подумать, оно казалось вполне правдоподобным. Если бы такого камня было много, и он находился бы под изолирующим слоем толщиной в несколько километров, то чудесное топливо раскалилось бы добела. Но здесь, в воде, небольшой кусок был едва ли теплее окружающей среды. Его сила, способная удержать всю планету от замерзания, исходила из его огромного количества. И его впечатляющая эффективность заключалась в долговечности, а в не в скорости горения.

"Значит, в обычном состоянии процесс горения идет медленно. Но это не похоже на радиоизотоп с периодом полураспада, который нельзя изменить", сказала Азара.

"Нет", ответил Рауль, "все еще хуже. Если взять пробу руды, содержащую радиоизотоп, то можно попытаться сконцентрировать активный ингредиент. Но если мы очищаем руду и удаляем из нее обычные минералы в надеждне получить более мощный источник энергии, то процесс автоматически замедляется, учитывая пониженную массу. Оно понимает, что с ним пытаются сделать, и отказывается быть полезным".

Азара разрывалась между сочувствием к разочарованию ящериц и восхищением изобретательностью Нагревателей Земли. Кажется фемтотех был разработан с очень строгими мерами по защите от несчастных случаев и милитаризации.

"Но за все время, что вы изучали обручи, вы, должно быть, добились некоторого прогресса?", спросила Шельма. "Вы говорите, что последователи Спирали Внутрь научились использовать обручи в качестве вычислительных устройств; это должно дать вам некоторое представление обо всем процессе".

"Использование обручей - это не то же самое, что контролировать их создание", ответил Джуи. "Это как... построить компьютер из рыбных костей по сравнению с разработкой биологии рыбы. Спираль Внутрь поняли достаточно, чтобы самым простым способом встроить свои разумы в Таллулу. С этой начальной точки, возможно, они переходят к более совершенным формам. Кто знает? Они никогда не возвращались, чтобы рассказать нам".

"Если Спираль Внутрь могут встроиться в Таллулу", спросила Азара, "то почему их все еще так много здесь, над землей?"

"После каждой миграции философия вымирает", ответил Джуи, "но каждые несколько поколений она снова набирает популярность. Она начинается как абстрактная позиция - идея о том, что мы должны сделать хоть что-то, прежде чем встретим Следующих Пассажиров. Затем она достигает критической массы, и когда достаточное количество людей воспринимает ее всерьез, они вновь находят способ использовать обручи. Затем все, кто был настроен серьезно, уходят вниз. А те, кто не был готов к большему чем пустые разговоры, уходят в другую философию. Сейчас мы находимся в точке цикла, где много разговоров, но мало действий".

Азара была слишком вежливой чтобы сказать что Спираль Наружу сами, видимо, находятся в таком же состоянии, только в их случае тут не было ничего цикличного.

Шельма переводила свой роботизированный взгляд с одной ящерицы на другую, будто в поисках трещины в пессимистическом согласии. "Должна быть возможность использовать этот процесс", сказала она. "Регулировать его, манипулировать им. Единичная ядерная реакция определяется законами физики, но тут имеется целая система - гибкая, программируемая сеть ядерных машин. Если кто-то построил эту систему для своих целей, то ее можно построить заново. У вас должна быть возможность разобрать ее и собрать в любой нужной вам конфигурации".

Джейк сказал, "Кто-то построил глубинный камень, это правда. И если бы мы были готовы выбрать тот же путь что и Строители, возможно, мы смогли бы повторить их подвиг. Но несмотря на то, что Строители привели Таллулу в движение, в конце концов, их философией была "Спираль Внутрь". Чтобы создать глубинный камень, Строители сами стали глубинным камнем".

"Я не верю, что может быть другой способ. Чтобы понять систему достаточно хорошо и изменить ее, мы сами должны стать ее частью. И тогда мы изменились бы настолько, что больше не хотели бы достичь того, чего намеревались".

8#

Пока дискуссия ходила от неопределенного прошлого Таллулы до противоречивых представлений о ее будущем, Азара заметила одну хорошую новость, которую Рауль сообщил почти случайно. Ящерицы не могли воссоздать фемтотех с нуля, или даже использовать его как способ передвижения, но они верили что существует хороший шанс что они могут украсть фемтотех. При наличии нового, пустого мира для экспериментов, они надеялись что введение обручей в породу вызовет репликацию фемтотеха, и, в конечном итоге, создаст для них вторую Таллулу.

Это была прекрасная перспектива, но они уже упустили по крайней мере одну возможность. Примерно двести тысяч лет назад Таллула прошла через необитаемую систему, но Спираль Наружу находились в упадке и даже не успели запустить исследовательские зонды. С тех пор они просто бездельничали в ожидании своего следующего шанса. Нагреватели сделали им необыкновенный подарок, спася их с умирающей планеты, но между культурой зависимости, созданной этим даром, постоянным искушением Спирали Внутрь, и стрессом незнания когда приедут Следующие Пассажиры, ящерицы оказались парализованными.

“Вы должны присоединиться к Амальгаму” сказала Азара, “и использовать нашу сеть для миграции. Тип мира, который вы ищите, не пользуется большим спросом; замерзшая, приливно заблокированная планета, вращающаяся вокруг красного карлика не представляет интереса для большинства космических культур".

"И для нас она тоже бесполезна", ответил Джейк, "если мы не сможем оживить ее. Мы не сможем отправить обручи через вашу сеть, не так ли?"

"Нет, но если вы потратите столетие или два на производство антиматерии из геотермальной энергии, то вы могли бы построить двигатель для перевозки образцов горной породы со скоростью, равной значительной части скорости света. И даже если по какой-то причине у вас недостаточно энергии для этого, то я гарантирую вам что вы могли бы найти партнера в Амальгаме, который обменял бы вам несколько тонн антиматерии на обрзацы ваших глубинных пород. И я имею ввиду несколько тонн доставленных на Таллулу, а не оставленных дома у партнера!"

"Нам нужно быть осторожными", сказал Джуи, "Одно дело - передать Таллулу Следующим Пассажирам, как и планировали Строители, но мы не хотим чтобы миллионы незнакомцев стекались сюда с целью раскопать всю Таллулу".

"Никто не будет этого делать", заверила его Шельма. "Если глубинная порода будет иметь хоть какую-то ценность в Амальгаме, то эта ценность будет исходить из возможности реконструировать и пересаживать породу на другие планеты. Для этого хватит нескольких килограммов".

Рауль спросил, "Независимо от того, решим ли мы присоединиться к Амальгаму или нет, вам понадобится антиматерия для вашего собственного путешествия, не так ли?"

"Несколько микрограмм пригодились бы", призналась Шельма.

Трансивер издал химический звонок, и Рауль ответил командой, разрешающей передачу. Последовавшая передача показалась Азаре несколько загадочной - и она заподозрила, что некоторые ее части были зашифрованы - но когда она закончилась, Рауль объявил: "Кто-то заметил вас в лесу с Джейком. Круги уничтожили ваших клонов, и теперь они понимают что произошло. Думаю, нам нужно двигаться дальше".

Азара была встревожена. "Ты не можешь поговорить с ними? Объяснить ситуацию? Ни один из наших планов не представляет угрозы для них". Амальгам с радостью оставил бы Кругов в покое, не посылая ни путешественников, ни новых исследователей, но фракция Спираль Наружу все еще имела право эмигрировать и обменять несколько небольших кусочков экзотического наследия Таллулы.

Рауль сказал, "Они убеждены, что вы - Новые Пассажиры, и что борьба за Таллулу началась. Раньше они рассматривали Спираль Наружу как робких фаталистов, но теперь, когда мы пришли вам на помощь, мы стали чем-то хуже. Мы стали предателями".

На палубе, Шельма проворчала ряд непристойностей. "Мы не собираемся разжигать гражданскую войну", сказала она ящерицам. "Мы сдадимся. Неважно, если они уничтожат нас; мы сделаем резервные копии".

"Но теперь они понимают, что вы можете это сделать", ответил Джейк. "Вы можете передать им тысячу машин - или одну пару живых существ, и назвать их своей истинной формой - но этого будет недостаточно, чтобы убедить их в том, что они положили конец вашим планам".

Азара хотела оспорить этот мрачный вердикт, но судя по ее личному опыту с Кругами, это было похоже на правду. Каким бы ни было первоначальное намерение создателей Таллулы, это звучало как красивая история: ковчег путешествует между тусклыми, забытыми звездами, спасает жителей умирающих миров, и предлагает им безопасный теплый дом на несколько миллионов лет, чтобы они могли набраться сил и наконец улететь из гнезда - или, если захотят, нырнуть внутрь, в глубины, в фемторазмерный особоняк из квадриллионов комнат. В некотором смысле, она восхищалась Кругами за их решимость порвать сценарий и прокричать своим давно исчезнувшим благодетелям, что они будут принимать свои собственные решения, а не смиренно следовать чужим планам. Но ирония заключалась в том, что они были настолько полны решимости восстать против Строителей, что они, казалось, были слепы ко всему, что не соответствовало их собственной версии сценария. Они намеревались сражаться с Новыми Пассажирами за Таллулу, и они так долго репетировали эту пьесу, что не было шанса предложить им другой финал и не оказаться втянутым в сюжет в роли злодея.


Шельма приказала их искусственной ящерице уничтожить себя и нашла неприметную, но подвижную рыбу на П2, в которую их насекомое смогло забраться и модифицировать изнутри. Говорящая рыба могла бы вызвать подозрения, но с помощью библиотеки им удалось сконструировать для нее речевые железы, которые создавали быстро-распадающиеся слова; если они подплывут к выбранной ящерице, то смогут издать несколько коротких химических шепотов с малыми шансами на то, что их заметят посторонние. Собственные медицинские нанотехнологии ящериц были недостаточно гибкими, и не позволяли повторить процедуру, и, к сожалению, Джейк и остальные отшатнулись от дружеского предложения позволить инопланетянам настроить свои речевые органы.

"Это будет не просто", сказала Шельма на палубе.

"Так как мы это мы это исправим?", спросила Азара.

"Хотела бы я знать".

Они договорились о месте и времени встречи, после чего Джейк, Рауль и Джуи разбежались.

Шельма сказала: "Думаю, нам нужно ненадолго вернуться на поверхность".

Они подняли рыбу как можно выше, а затем оставили ее припаркованной, и в одиночестве ехали на насекомом последние несколько сотен метров. Когда они вылетели из воды, Азара почти плакала от облегчения. Она была так же далека от дома как и прежде, но лишь мельком взглянув на звезды после столь долгого отсутствия, она почувствовала, что снова вернулась в правильную вселенную.

Ни воздушный шар, ни орбитальные микрозонды не подверглись агрессии и не заметили ничего необычного. Кажется что Круги, не смотря на всю их паранойю, были слишком расслабленными и самодовольными, чтобы покрыть планету датчиками и оружием, ведь предполагаемая следующая остановка Таллулы была все еще так далеко.

Шельма сказала: "Мы должны спустить шар на землю и склонировать библиотеку несколько раз. Думаю мы уже имеем с собой все необходимое, но если нашим резервным копиям придется взять всю работу на себя, то мы должны убедиться что они не окажутся в невыгодном положении". Их резервные копии, которых они оставили в джунглях, продолжали получать инкрементальные обновления памяти через сеть микрозондов.

Азара согласилась, и они отправили приказ шару. Азара нервно расхаживала по палубе, потирая глаза. Она избавилась от необходимости спать, но все же было что-то неисправимо странное в ощущении непрырывного сознания, уходящего в далекое прошлое.

"Я облажалась", сказала Шельма. "Я поспешила с первым контактом. Мы даже не знали, что означают имена фракций".

"И я позволила тебе это сделать", ответила Азара. "Мы обе виноваты. Но я не считаю, что ситуация непоправима. Круги убили наших клонов, но, по словам Джейка, три философии существовали в мире на протяжении тысячелетий; причинять вред друг другу может оказаться слишком большим шагом для них".

"Но как нам уменьшить их беспокойство, когда нет никакой армии вторжения, которую они могли бы победить?", спросила Шельма. "Предложить им микрозонды на роль мишеней? Сомневаюсь, что они могли бы поразить настолько маленькие цели, и даже если бы они могли, они подумают что на самом деле их в тысячи раз больше".

Азара снова взглянула на звезды, и попыталась увидеть в них враждебное, угрожающее зрелище. "Им нужен театр. Им нужен катарсис". Очевидно, Шельма думала так же, но ни одна из них не была достаточно знакома с психологией ящериц. "И нам нужно снова поговорить с Джейком".

"Что у тебя на уме?", спросила Шельма.

"Микрозонды действительно слишком малы, а Мологат уже уничтожен. Так что, возможно, нам стоит запустить более крупную цель".


Место встречи было назначено в отдаленном уголке леса ленточных водорослей. Там появился только Джуи. "Джейк и Рауль в безопасности", сказал он, "но сейчас они слишком далеко".

"Что случилось?", спросила его Азара.

"Мы связалась с большинством представителей Спираль Наружу, и они приняли решение. Они хотят отправить с вами делегацию на ближайший мир Амальгама, чтобы установить контакт и сообщить о возможностях торговли и миграции".

Азара была обнадежена; по крайней мере, Спираль Наружу оказались готовыми отказаться от своих предрассудков.

"Мы готовы начать производство антиматерии", продолжил Джуи. "Но сначала мы хотим сравнить заметки о процессе; если вы владеете более эффективным методом производства, то нам стоит перенять его".

"К каким источникам энергии у вас есть доступ?", спросила Шельма. Повседневное энергопроизводство, которое они видели у ящериц, основывалось на растительной термоэлектрике.

"У нас есть несколько глубоководных геотермальных турбин, которые используются для специализированных исследовательских проектов", ответил Джуи. "Очевидно, мы не можем использовать всю их мощность, но мы имеем возможность незаметно подключиться и использовать часть энергии".

"Что если вы просто построите свою собственную турбину?", спросила Азара. "Попытаются ли Круги остановить вас?"

"В данный момент", ответил Джуи, "я думаю было бы неразумно выяснять это".

Азара обдумала это утверждение. Если бы кто-то собирался начать подпольное производство антиматерии, то что бы с ними случилось, если бы их поймали?

"У нас есть идея", сказала она, "но я не знаю, будет ли она понятной для вас. Круги считают, что мы прибыли с соседней планеты, со звезды слишком тусклой, чтобы ее можно было разглядеть. Что если мы построим космический корабль, который мог бы совершить такое короткое путешествие... а затем позволим Кругам сбить его?"

"Откуда вы возьмете энергию для такого корабля?", спросил Джуи.

"Луковицы с азидами, которые вы едите, когда путешествуете; достаточное их количество могло бы вывести небольшой корабль на низкую орбиту. Круги признают что мы оцифрованы, поэтому они поверят что флот вторжения состоит из одного небольшого корабля, а не из тысячетонных ковчегов".

"Это интересная идея", сказал Джуи, "но самое трудное - добиться успеха в уничтожении корабля. С момента вашего прибытия они изучали чертежи оружия, которое наши предки разработали для последнего пролета Таллулы мимо звезды, двести тысяч лет назад. Но они не уверены что понимают эти чертежи".

"А как насчет наблюдения?", спросила Шельма. "Они уже следят за тем, что происходит в ближнем космосе?"

"Да. В этом вы можете быть уверенными".

"Тогда проблема в том", сказала Шельма ,"что они увидят, как корабль взлетает. Было бы лучше показать им прибытие из глубокого космоса".

Джуи замер, передняя часть его тела стала дергаться из стороны в сторону - жест, который Азара теперь знала как признак тревоги. "Я не понимаю, как мы можем это сделать. Но позвольте мне передать это остальным", сказал он.

Шельма приказала наноботам построить образец фабрики по производству твердотельной антиматерии, и передела его Джуи, чтобы ящерицы скопировали дизайн. Это была самая эффективная модель Амальгама, но никак нельзя было исправить тот факт, что ей все равно потребуется в тысячи раз больше энергии, чем потребляет любая обычная нора.

После расставания с Джуи они держались подальше от Джута и других колоний, но исследовательские наноботы уже давно установили прослушку на всех оптоволоконных кабелях, соединяющих колонии. У ящериц не было инфраструктуры для квантового шифрования, а их обычное шифрование легко взламывалось; очевидно, они не были культурой с устоявшимся опытом вражды и охраной секретов. Их культура была расколота внезапной паникой, и Азара цеплялась за надежду, что более холодные головы восторжествуют.

Однако подслушанные переговоры не утешали. Идея считать фракцию Спираль Наружу предателями распространялась среди Кругов, и они призывали друг друга внимательно следить за своими вероломными соседями и бывшими друзьями. Утверждение о том, что пришельцы были добропорядочными исследователями без территориальных амбиций, не принималось во внимание; двух предыдущих примеров колонизации Таллулы было, по-видимому, достаточно, чтобы исключить другие мотивы. Азара начала задаваться вопросом, не лучше ли будет затаиться на столетие или два, и просто дождаться неприбытия зловещих сил вторжения, чтобы пророчащие гибель ящерицы выглядели глупыми.

На следующую встречу пришел один Рауль. "Джейк пропал", сказал он. "Я думаю, что он в тюрьме, но никто не признается что держит его".

Азара онемела. Несмотря на все плохие новости, которые она получила от прослушки, она никогда не верила что дойдет до этого.

"Мы можем отправить машин на его поиски", сказала Шельма.

"Если можете, пожалуйста", ответил Рауль. "Они наверняка переведут его в другую колонию, поэтому я не знаю, откуда вам следует начать",

Азара опомнилась. Она отдала приказы наноботам, которые парили рядом с рыбой; они стали рассредотачиваться и клонироваться, следуя по линиям связи от колонии до колонии, порождая новые поисковые отряды по мере продвижения.

"У нас есть идея, как успокоить Кругов", сказал Рауль. "Как дать им триумф, который, как они думают, им нужен".

"Продолжай", призвала его Шелма.

"Мы не можем незаметно отправить корабль в глубокий космос", сказал он. "И даже если бы мы могли, я сомневаюсь, что Круги могли бы поразить его. Но машины Старых Пассажиров все еще хорошо работают после всего этого времени. И вы испытали их на себе. Если бы Круги заметили, как эти машины отбивают атаку будущих Новых Пассажиров, то, не сомневаюсь, восприняли эту победу как свою собственную".

Шельма задумалась. "Но как нам доставить мишень на орбиту? И как нам гарантировать, что машины ударят по ней?".

"Мы обманем", ответил Рауль. "Мы взломаем сеть Старых Пассажиров, и заставим ее с максимальным шумом и яростью реагировать на то, чего на самом деле нет".

"Ты знаешь, как это делается?", спросила Азара.

"Не совсем", признался Рауль. "Здесь нам понадобится ваша помощь".
Ящерицы давно обнаружили и нанесли на карту части сети Старых Пассажиров. Сеть была построена с помощью биоинженерии, из местных растений на Ц3, и использовала модифицированную форму кондуктивных полимеров, которые Азара впервые обнаружила в термопарном кусте. По континентам были разбросаны сенсоры различных типов, на суше и в воде находились центры обработки данных, плюс десятки геотермальных пушек на дне океана.

Примерно раз в тысячу лет ящерицы пытались подключиться к сети, но протоколы были для них слишком сложны. Ходили разговоры о попытке вывести из строя всю эксцентричную, непредсказуемую систему защиты, но каждый раз возобладало противоположное мнение - что Старые Пассажиры знали, что делают, и всегда руководствовались интересами Таллулы. Система была достаточно милосердной, чтобы ящерицы сами могли прибыть в свой новый дом, а потом, при желании, покинуть его. И если пушки иногда плевались паром и льдом на фантомов, то это было небольшой ценой за безопасность.

Вооружившись картой Рауля, Азара и Шельма вернулись на поверхность и отправили инструкции исследовательским наноботам, которые теперь достигли всех континентов. По мере того, как боты подключались к сети, микрозонды следили за вспышками радиации, создаваемой космическими лучами в верхних слоях атмосферы. Неизвестно, что еще могло вызвать реакцию системы защиты, но радиация была доказанным раздражителем.

Пока они ждали поступления данных, Азара не могла перестать думать о Джейке. Что сделают его похитители? Будут ли они пытать его? Ящерицы избавились от старения, и накачали свои тела медицинскими нанотехнологиями, способными бороться со сложнейшими токсинами и паразитами, но, не смотря на это, простое металлическое лезвие все еще могло быть таким же болезненным или смертельным, как и для их самых ранних предков.

За три дня боты взломали протокол: они узнали как сеть Старых Пассажиров воспринимала атмосферные вспышки, и как данные перепроверялись и подтверждались. И хотя система была достаточно устойчивой к ошибкам, если рассказам ящериц можно верить, то она имела склонность к случайным ложным срабатываниям, и, конечно, устойчивость к попыткам взлома не была в приоритете.

Азара начала подозревать, что Старые Пассажиры никогда на самом деле не думали о вторжении; все их опасения были связаны с естественными опасностями космоса. Поймут ли это Круги, или воспользуются этим для подтверждения своих фантазий?

Они нырнули снова, чтобы встретиться с Раулем, и Шельма сообщила ему что сеть теперь под контролем.

"Сделайте это", сказал он. "Сбейте захватчиков".

Азара связалась с наноботами. О Джейке все еще не было новостей.

9#

Насекомое плавно летало по спирали в нескольких метрах над океаном, но Азара зафиксировала положение кабины и избавилась от вращения. Она устремила взгляд на горизонт и ждала.

Данные поступали в сеть Старых Пассажиров, рисуя хитрый мираж: расположенное в трех миллионах километров облако антиводорода направлялось прямо к Таллуле, быстро приближаясь. Столкнувшись с облаком, межзвездный газ и пыль создавали мощные гамма-лучи; в свою очередь, эти гамма-лучи поражали молекулы азота в стратосфере Таллулы, и генерировали пары частица-античастица. Ни одно из этих экзотических излучений не приближалось к поверхности, поэтому вся иллюзия разыгрывалась в виде вспышек света высоко в атмосфере.

Шельма сказала, "Учитывая их склонности, можно подумать, что они вывели бы на орбиту спутники: по крайней мере, гамма-телескопы".

"Может они вывели", ответила Азара, "но их орбиты дестабилизировались, когда Таллула вошла в систему ящериц. Или, возможно, они просто сгнили". Четверть миллиарда лет - долгий срок; глубинный камень, помещенный в спутники, мог обеспечивать постоянную подачу энергии, а наноботы могли проводить ремонтные работы, но если бы спутники теряли материал из-за абразивной пыли или космических лучей, пусть даже медленно, ничето не могло бы навсегда сохранить их в целости.

"А вот и взрыв!", радостно воскрикнула Шельма; теперь, когда в насекомое была загружена полная библиотека, переводы, которыя слышала Азара, были гораздо более выразительными. В инфракрасном диапозане дальний столб перегретого пара свевтился как молния, поднимаясь из океана и уходя в небо. Восходящий конец тускнел и исчезал вдалеке, но когда Азара включила наложение с усилением видимых частот, она увидела конец ледяного копья, блестящего в звездном свете. Копье устремилось в космос.

На этот раз не было необходимости в защитном ореоле, окутывающем планету; цель была достаточно ясна. Микрозонды отслеживали ледяные ракеты и передавали их взаимодействие с воображаемым облаком антиматерии в модели, которые генерировали ложное световое шоу для защитной сети, гарантируя достоверность сценария. Конечно, если Круги попытаются найти атмосферные вспышки, то они их не увидят. Но это не имело значения, поскольку у них не было возможности точно определить, во что стреляет сеть Старых Пассажиров.

Азара сказала, "Если бы кто-то сообщил мне, что я буду инсценировать битву за планету между воображаемыми захватчиками и вымершим видом, я бы никогда не отправилась в эту экспедицию".

"О, это ерунда", усмехнулась Шельма. "Однажды я расскажу тебе об одном случае...".

Сообщение от далекого микрозонда перебило хвастовство на середине предложения. Что-то поднималось из центра континтента на другой стороне планеты, и это не был фонтант пара. Узкий пучок гамма-лучей поднимался над землей, толщиной всего в миллиметры, но достаточно энергичный, чтобы обернуться сияющим цилиндром плазмы, проходя через атмосферу.

Азара издачала мучительный стон. "Что мы сделали теперь?". Ее кожа покрылась мурашками, когда ей в голову пришла тревожная мысль: кто-то обманывал их микрозонды, скармливая им иллюзию несуществующей радиации. Но это была пустая паранойя: кто может выиграть, обманув обманщиков? Возможно боты не справились с анализом протоколов Старых Пассажиров, и случайно указали вторую фантомную цель, которая вызвала гораздо более агрессивную реакцию.

На несколько долгих секунд Шельма замерла, то ли в шоке, то ли в созерцании. Затем она объявила: "Это фотонный луч. Мы спровоцировали внеплановую коррекцию курса".

"Что ты хочешь сказать?"

"Струя пара превышает вторую космическую скорость, а это значит, что она незначительно сбивает планету с курса. Значит Строителям, Нагревателям Земли, нужно скомпенсировать это".

Азара не знала во что ей верить, но надеялась, что Круги пришли к такому же выводу, что и Шельма; тогда у них не было бы оснований сомневаться в интерпретации струи пара как защитной меры. Фотонный луч был всего лишь технической деталью, механизмом компенсации для больших пушек Таллулы. В любом случае, сеть Старых Пассажиров, казалось, знала, что такого ответа следовало ожидать; она не рассматривала это как еще одну космическую опасность, которую нужно обезвредить.

Но если предположить, что это не было контр-обманом, то этот луч излучения был бесконечно более опасным, чем несуществующая угроза, от которой защищалась сеть. "Теперь в атмосферу проникают настоящие гамма-лучи", сказала Азара. "Ударяя по атомным ядрам, и генерируя античастицы. Фотонный луч будет окружен антиматерией".

"Думаю, ты права", ответила Шельма.

Они приказали ближайшим зондам подлететь к лучу и исследовать его. Центральный цилиндр плазмы был богат антипротонами, и хотя они быстро уничтожались, сами гамма-лучи поражали ядра азота и создавали больше пар протон-антипротон, вызывая длинную каскадную реакцию, прежде чем энергия превращалась в тепло или выбрасывалась в космос.

Наноботам потребовалось всего несколько минут, чтобы сконструировать необходимые магнитные накопители, способные собрать самые медленные антипротоны с относительно прохладных краев луча. Там находилось всего несколько десятков наноботов, и они могли воспользоваться только небольшой частью луча, но, не смотря на это, добыча превосходила потребности путешественниц. Задача, которая могла бы потребовать месяцы тайной и опасной работы, теперь будет выполнена менее чем за час.

Азара почувствовала прилив облегчения. Теперь Амальгам был почти в пределах досягаемости, и никому больше не нужно было рисковать, чтобы это путешествие стало возможным.

Шельма сказала: "Думаю, я знаю, куда на самом деле делась вода".

"Правда?"

"Когда Таллула вошла в систему Старых Пассажиров, Нагреватели Земли уже пропали; либо они вымерли, либо ушли в фемто-мир. Так что Старым Пассажиром не с кем было вести переговоры, не у кого учиться, не у кого выяснять правила. Они просто нашли этот роскошный заброшенный спасательный плот, и они хотели взять его под свой контроль. Но физическая эвакуация планеты, построение и запуск тысяч космических кораблей занимает много времени; возможно, миллионы людей все еще хотели переехать сюда, даже когда Таллула уже выходила из зоны досягаемости их кораблей".

"Поэтому они построили геотермальные пушки", сказала Азара, "чтобы попытаться вернуть планету в зону досягаемости. Они так отчаянно пытались доставить отставших на планету, что были готовы выплеснуть в космос половину океана".

"Безрезультатно. Призраки Нагревателей Земли - или неразумная навигационная система - боролись с ними на каждом шагу. Фемтотех не мог отключить геотермальные пушки; даже если бы процесс нагрева отключился локально, камни оставались бы горячими еще тысячи лет. Но фотонные лучи могли легко компенсировать импулсь пара". Шельма помедлила, а затем добавила: "Это также может объяснить, почему у Старых Пассажиров появилась аллергия на антиматерию. После серии долгих и сложных битв между системами, вокруг Таллулы могли образовываться облака антиматерии, которые действительно стоило бы убирать".

Азара сказала: "Что сводит меня с ума, так это то, что если глубинный камень может быть пересажен на другую планету, то все это было напрасно. Старые Пассажиры могли бы принести образец обратно в свой мир, и решить все свои проблемы, не оставляя никого позади".

"Вероятно, это был изначальный план Нагревателей Земли", сказала Шельма. "Путешествовать по галактике, раздавая образцы глубинного камня, чтобы разогреть умирающие миры. Но для Старых Пассажиров пересадка камня, вероятно, казалась такой же нелепой, как попытка снова зажечь мертвую звезду ложкой теплого гелия. К тому времени, когда они наконец поняли что такое фемтотех, было уже слишком поздно".

Азара наблюдала за столбом светящегося пара, все еще несущимся в небо. "Теперь мы выбросили еще несколько гигатонн воды, просто чтобы обмануть ящериц".

Шельма сказала: "Если будешь рассказывать это своим потомкам, и хочешь чтобы это звучало лучше, то я рекомендую версию, в которой мы делали все это ради антиматерии".

"Я не против солгать, если это спасет жизни", ответила Азара. "Но я бы хотела вернуться на Хануз с некоторой уверенностью, что мы не оставим после себя гражданскую войну".

Шельма глубоко вздохнула. "Да. Нам нужно выяснить, насколько подействовала наша хитрость. Давай нырнем".


На месте встрече Рауль объяснил, что Круги все еще обсуждают значение паровой струи. Орел льда считался ложной тревогой, пока на планету не прибыли Азара и Шельма, и на этот никто не сомневался, что такие интенсивные, продолжительные усилия сети Старых Пассажиров были как-то связаны с вторжением инопланетян.

Когда Азара сказала ему, что они собрали достаточно антиматерии для передачи, Рауль признался, что фотонный луч не был для него неожиданностью. "Некоторые всегда считали, что Старые Пассажиры боролись со Строителями за контроль над маршрутом Таллулы. Этого было достаточно, чтобы удержать Кругов от попыток сделать то же самое; они считают что не смогут управлять планетой, и их единственный шанс - защищать его".

Шельма спросила: "Почему бы не торговать чтобы защищать его? Почему бы не предложить потенциальным захватчикам несколько килограммов глубинной породы для пересадки?"

"Потому что пересадка не доказана", ответил Рауль. "Мы провели тысячу экспериментов с различными минералами при различных температурах и давлениях, и похоже есть способ, благодаря которыму мы можем управлять распространением глубинной породы... но единственное настоящие доказательство можно получить только проведя эксперимент на полностью новом, чистом мире. А до тех пор, чем нам торговать?"

Пока они говорили, Азара получила сообщение от исследовательских наноботов. Они нашли Джейка; его держали в изолированной норе, почти в трех тысячах километров отсюда.

Азара передала позицию Джейка Раулю. Он сказал: "У нас нет никого поблизости. Вы знаете сколько Кругов охраняют его?"

"Наши машины видели двадцать".

"Тогда я не знаю как помочь ему", признался Рауль. "Когда он помог вам сбежать, все было проще. Было замешательство. Половина людей вокруг вас не заявляли о своей принадлежности. Джейк и Тилли не были известны как представители Спирали Наружу. Ваше присутствие заставило их заявить о себе. Но сейчас все двадцать людей охраняющих Джейка будут надежными, проверенными Кругами, последователями этой философии на протяжении веков".

Шельма сказала: "Вторжение было отбито! В чем смысл причинять вред Джейку теперь?"

"Это послужит примером для будущих предателей."

Они вместе доплыли до ближайшей точки перехвата сетевых данных; используя методы, незаметные для ящериц, наноботы обменивались через оптоволокно собственной информацией. Азара и Шельма передали подслушанный химический разговор Кругов Раулю. В комнате с Джейком находилось четверо охранников; в соседней комнате собрались остальные Круги, чтобы обсудить последние новости и спланировать свой следующий шаг.

Наедине, Шельма сообщила Азаре: "Я подготовила нанотех чтобы оцифровать Джейка, если придется. Но если мы дождемся пока они убьют его, то может быть слишком поздно; если они изуродуют тело или используют едкие химикаты, у нас не будет времени оцифровать его должным образом".

Джейк не давал им явного согласия на подобные действия, но Азара придержала свои возражения. По словам Джуи, он хотел быть частью делегации к Амальгаму, и если он окажется недоволен тем, что его без предупреждения загрузили в инфосферу, то они запросто смогут загрузить его обратно в плоть, как только доставят его программу в безопасность.

Настоящий риск заключался в том, чтобы не вмешаться слишком рано или слишком поздно. Слишком рано, и они рискуют продемонстрировать явное инопланетное вмешательство и вновь разжечь конфликт между фракциями. Слишком поздно и Джейк умрет.

Среди Кругов на собрании было двое, которых Азара узнала по их первой встрече: Омар и Лиза. В основном здесь шла речь о мелких ссорах, но теперь тема перешла к Джейку.

"Мы должны отпустить его", настаивал Омар. "Флот был или уничтожен, или отбит. Теперь он ничего не сможет сделать".

"Спирали Наружу следует узнать, что происходит с предателями", ответила Лиза. "Он освободил Новых Пассажиров и позволил им быть среди нас. Он подверг всех опасности".

Другой Круг, Сайлас, сказал: "Вы видели их технологии; они могли бы сбежать сами. Что бы ни делали Спираль Наружу, мы никогда не будем уверены, что мы в безопасности, что мы одни. Такая у нас теперь реальность, и мы должны найти способ смириться с ней".

Пять других ящериц отреагировали на это крутясь гневными тугими кольцами. "Мы должны убить его", заявил Джуда. "Нам нужно провести четкую грань между правом Спирали Наружу работать над своей целью покинуть Таллулу, и нашим правом жить здесь в безопасности и защищать наш собственный мир".

Омар сказал: "Если мы убьем его, то начнем новую войну. Ты знаешь, сколько людей погибло в последней?".

"Лучше допустить смерть миллионов, чем потерять весь мир из-за Новых Пассажиров", - ответила Лиза.

"Лучше чтобы никто не умер", возразил Омар. "Нам следует тратить усилия на то, что поможет всем нам. Мы жили как дураки. Мы не заслуживаем чувствовать себя в безопасности, и убийство собственных людей не изменит этого. Мы даже не знаем наверняка, где находится ближайшая к нам планета! И мы понятия не имеем, какая жизнь может существовать вокруг ярких звезд; я сомневаюсь, что пришельцы говорили нам правду, но никто из нас не знает, что на самом деле возможно".

"Нас застали спящими", признал Джуда. "Это действительно наша вина. Но что ты предлагаешь нам с этим делать?"

Омар сказал: "Нам нужно работать вместе со Спиралью Наружу, и исследовать ближайшие миры, прежде чем их жители сами доберутся до нас. Если мы отправим маленьких роботов для сбора информации, результаты могут быть полезны для всех: и для защитников Таллулы, и для тех, кто хочет ее покинуть".

Лиза выразила презрение. "После всего этого ты собираешься довериться Спирали Наружу и сделать их нашими союзниками?"

"Джейк освободил двух пришельцев, которых ты угрожала убить", ответил Омар. "Они не причинили нам никакого вреда, и мы не уверены, что они врали. И по этой причине мы должны уничтожить всю Спираль Наружу? Или относиться к ним как к врагам? Если все, что произошло, разбудит их ото сна так, как оно должно разбудить нас, то мы сможем извлечь пользу из усилий друг друга".

Азара посмотрела на Рауля, чтобы оценить его реакцию, но тот был неподвижен, его поза не говорила ничего. Судьба Джейка могла пойти по любому сценарию.

После сорока минут обсуждений, не приведший к четкому консенсусу, Омар: "Я освобождаю его". Он сделал паузу на несколько секунд, а затем покинул комнату. Лиза издала недовольное восклицание, но никто не двинулся, чтобы остановить его.

Омар вошел в комнату, где держали Джейка, и поговорил с Кругами, стоявшими на страже.

"Я не согласен", сказал Тарек, охранявший Джейка. "Ты пришел один, чттобы потребовать этого. Кто еще с тобой?".

Омар и Тарек вместе вернулись к другим Кругам. Омар сказал, "Повторяю, я отпускаю Джейка. Если кто-то из вас хочет войны, я буду врагом для разжигателей войны, так что вам лучше убить меня сейчас".

Джуда сказал, "Никто не собирается тебя убивать". Он поплыл с Омаром в камеру Джейка и поговорил с оставшимися там охранниками. После чего все пятеро ушли, оставив Джейка одного.

Джейк несколько раз нервно проплыл по камере, после чего направился к выходу из норы. Азара отправила за ним рой наноботов, но у них не был канала для передачи данных обратно в оптоволокно, и Джейк вскоре скрылся из виду.

Почти час спустя пришло сообщение; Джейк добрался до ближайшей колонии, где наноботы снова могли подключиться к оптоволокну и передать сигнал. Азара сообщила Раулю их новую позицию.

Рауль сказал, "Он в безопасности, он с друзьями. Все завершилось".

Азара сидела на летной палубе и плакала, пряча слезы даже от Шельмы.

10#

Запущенный из рельсовой пушки c самой высокой горы Таллулы, Мологат 3 провел шесть секунд прорываясь через атмосферу планеты, прежде чем достиг свободы космоса. При подъеме его теплозащитный экран ярко светился, но если машины Старых Пассажиров и заметили это, то они не нашли причин приставать к этому пятнышку света, летящему прочь. Когда он достиг высоты в тысячу километров, он выпустил собственный крошечный фотонный луч, но излучение было горизонтальным и строго направленным; ничто на Таллуле не могло его обнаружить.

Джейк, Тилли, Рауль, Джуи и пятый делегат, Санто, плавали по заполненной водой наблюдательной палубе, впервые смотря свысока на свой мир. Азара плавала среди них, но уже не в образе ящерицы. Ее слова выглядели для них как привычные химикаты, но они видели ее тело таким, каким оно было на самом деле.

Азара смотрела на Таллулу и осмелилась почувствовать надежду. Не было ни войны, ни погромов, но перед миллионами Спиралей Наружу стояла непростая задача. Им предстояло подготовить Кругов к правде: к возможному возвращению этой секретной делегации, к торговле с Амальгамом, к галактике, которая была совсем не такой, какой они ее представляли. К будущему, которое не соответствовало их сценарию.

Джейк спросил: "Думаешь, мы когда-нибудь встретим Шельму снова?"

Азара пожала плечами; он не сразу узнал этот жест, но со временем научится. "Однажды она сказала мне, что способна выбирать между уединением и связью со своим народом. Если она захочет вернуться, она сделает эти связи как можно прочнее", ответила Азара.

"Раньше никто не возвращался", сказал Джейк.

"Разве Спираль Внутрь когда-нибудь действительно хотели вернуться?"

Когда робо-кроты наконец добрались до камня под дном океана, их масс-спектрометры обнаружили более ста миллиардов вариантов Обруча, и это только считая устойчивые формы. Глубинный камень был более сложным, чем большинство живых существ; без сомнения, значительная часть этой сложности была обусловлена потребностями процесса нагрева, но было и место для бесчисленных вариаций. И место для существа, желающего использовать Обруч для погружения в глубинный камень.

Шельма решила что если для понимания глубинного камня нужно было стать этим камнем, то она станет им, а затем вернется. Она собиралась вытащить секреты Обручей из подземного мира на звездный свет.

"Что если ты не сможешь?", спросила ее Азара. "Что если ты собьешься с пути?"

"Там есть место для целой вселенной", ответила Шельма. "Если у меня возникнет искушение остаться, не считай меня мертвой. Думай обо мне как об исследовательнице, которая жила интересной жизнью до самого конца".

Джейк сказал: "Расскажи мне больше о своем мире. Расскажи мне о Ханузе".

"В этом нет необходимости", ответила Азара. Она указала на отправные врата. "Если ты готов, то я тебе его покажу".

"Так просто?", Джейк нервно дергался.

"Это четырнадцать квадриллионов километров", ответила она. "Ты вернешься через три тысячи лет. Можешь передумать и выбрать свой курс, или можешь взять своих друзей и отправиться со мной. Но я ухожу сейчас. Мне нужно увидеть свою семью. Мне нужно домой".


by w for z

Edit
Pub: Sep 05 2020 15:28 UTC
Edit: May 17 2021 15:10 UTC
Views: 398